Пн, 16 Май 2022, 16:05 Приветствую Вас Гость | RSSГлавная | Регистрация | Вход
Меню сайта
Поиск




НАШ БАННЕР
Главная » 2022 » Апрель » 21 » По страницам газеты "Правда". ЖКХ - основа качества жизни и оплот коллективизма
23:38
По страницам газеты "Правда". ЖКХ - основа качества жизни и оплот коллективизма

ЖКХ в критическом состоянии. Нужны срочные меры для спасения важнейшей отрасли социальной сферы, истощённой хаосом реформаторских шараханий. Однако взгляд на то, кто и как должен управлять коммунальным хозяйством, у власти и у народа разный. Разобраться в вопросе и предложила фракция КПРФ в Государственной думе, организовав парламентские слушания на тему «Жилищно-коммунальное хозяйство: проблемы, решения, совершенствование нормативно-правового регулирования его деятельности». В форуме приняли участие депутаты Госдумы, региональных законодательных органов власти и органов местного самоуправления, представители Федеральной антимонопольной службы, министерства энергетики, общественных организаций.

От благочиния до топора под лавкой

Открыл и вёл парламентские слушания Председатель ЦК КПРФ, руководитель фракции КПРФ в Госдуме Геннадий Зюганов, показавший ЖКХ России в историческом срезе:

«Сегодня мы рассматриваем одну из главных тем, которая касается каждого человека, без исключения. Все российские государи и генсеки уделяли этой отрасли особое внимание. Ещё царь Алексей Михайлович в 1649 году выпустил указ «О градском благочинии», определив порядок работы городского самоуправления. Его сын, Пётр I, блестяще продолжил эти традиции. Он заложил новую столицу на берегах Невы, которая соответствовала в ту пору всем мировым стандартам. Эти традиции продолжила и Екатерина II, по указу которой был построен первый в России водопровод. Затем в 1870 году были созданы городские думы в 509 городах Российской империи, призванные решать всего три задачи. Первая — образование. Вторая — здравоохранение. И третья — развитое городское хозяйство.

Советской власти досталось довольно любопытное наследство. На 800 городов было 215 водопроводов, 23 канализации, 606 бань и 13 прачечных. Поэтому Советская власть взялась тремя руками за создание надлежащих условий для наших граждан. Уже Второй съезд Советов, состоявшийся в ноябре 1917 года, принял специальное решение о создании Управления по делам местного хозяйства. Было построено три сотни новых городов, прокладывались дороги, развивалось коммунальное хозяйство.

Всё это прервала война. Она нанесла сокрушительный удар по всей системе жизнеобеспечения. Мы не только потеряли 27 миллионов лучших сынов и дочерей своей державы, отстаивая мир от фашизма и выгоняя захватчиков, но и было полностью разрушено 1710 городов, 70 тыс. сёл и деревень. При этом 25 млн человек лишились крова. Было уничтожено 6 млн зданий, 40 тыс. больниц и 84 тыс. учебных заведений.

Но к 1950 году, всего за пять лет, всё в основном было восстановлено. И мы первыми в Европе отказались от карточек. За 18 лет брежневской эпохи было построено 163 млн благоустроенных и современных квартир.

После того как в 1991 году эти идеи были преданы, начались бесконечные реформы, которые закончились крупным поражением. «Реформа» промышленности уничтожила 80 тыс. предприятий. «Реформа», связанная с образованием и наукой, разгромила лучшую советскую образовательную систему и оставила нас без научно-исследовательской базы. А «реформа» ЖКХ привела к тому, что две трети населения страны, по данным социологических опросов, недовольны этой отраслью.

Поэтому перед правительством и всеми структурами власти сейчас стоит исключительно острая задача: каким образом привести в нормальное состояние сферу жилищно-коммунального хозяйства. Её хотят заполучить олигархия и банкиры, которым одной ипотеки мало.

Три отрасли — здравоохранение, образование и ЖКХ — определяют качество жизни. ЖКХ сегодня — это 30% основных фондов, это полмиллиона километров электросетей и 600 тыс. километров (15 экваторов) водопроводов и канализационных сетей. В этой сфере работают 2 млн человек. И годовой оборот средств за прошлый год превысил 6 трлн рублей.

Среди пяти основных угроз — вымирание, обнищание, раскол общества, технологическое отставание и износ оборудования — на первом месте стоит именно износ всех систем, который сегодня составляет 58%. Особенно плохая картина в Сибири и на Дальнем Востоке. Но я был просто потрясён данными по Крыму, где мой отец сражался за Севастополь и был тяжело ранен. В Евпатории износ составляет 90%! Хотя это один из лучших курортных городов. В Судаке и Симферополе положение немногим лучше.

Резко выросла аварийность в сфере ЖКХ: с 1990-х годов — в шесть раз! Казалось бы, сюда надо вкладывать средства, ведь это касается каждого человека, и, тем не менее, дотации государства сокращаются, а долги растут, как снежный ком. Они составляют уже полтора триллиона рублей, из них 900 млрд должны граждане, которым нечем платить, ведь в стране 20 млн нищих, а каждый второй имеет зарплату меньше 19 тыс. рублей.

Но сейчас ищут выход не в том, как вложить в отрасль имеющиеся у страны огромные ресурсы, а опять находят топор под лавкой: всё отдать в так называемые концессии. Кстати, коммунист Анатолий Локоть, который уже восемь лет возглавляет Новосибирск, а это крупнейший муниципалитет в стране, где проживают 1 млн 600 тыс. человек, не отдал ни МУПы, ни ГУПы, ни водоканал, ни аптеки в частные руки. И даже метро у него оказалось рентабельным. Причём там самые дешёвые в стране билеты — 27 рублей.

Сегодня в стране нуждаются в замене 31% теплосетей, 44% водопроводов, 46% канализационных сетей и почти каждый пятый лифт является аварийным. Для того чтобы исправить ситуацию, нужны гигантские деньги. И никакое государственно-частное партнёрство здесь не спасёт! Поэтому хочу, чтобы это услышали и правительство, и премьер Мишустин: олигархия не справится с этой задачей. Она решила забрать себе коммунальные сети, вздуть тарифы и ничего не вкладывать в их обновление. При этом процесс разрушения и обветшания продолжается ударными темпами.

Надо восстанавливать управление отраслью. Я был и остаюсь приверженцем того, что в большой и холодной стране ЖКХ — это ключевая отрасль, от которой зависят жизнеобеспечение человека, его здоровье и безопасность. И она должна иметь централизованное управление».

Развитие ЖКХ — ответственность и долг государства

В этом убеждён председатель комитета Госдумы по аграрным вопросам, академик РАН Владимир КАШИН, проанализировавший нынешнее состояние этой сферы:

«Коммунистическая партия Российской Федерации рассматривает вопрос развития ЖКХ как один из важнейших, требующий системной государственной политики. Мы об этом говорили с самого начала реформы ЖКХ, но воз и ныне там. И в такой ситуации правительство активно снижает долю государственного участия в управлении ЖКХ, стимулируя переход системообразующих объектов инженерной инфраструктуры в частные руки, чем, по сути, просто снимает с себя всю ответственность за положение дел в отрасли.

Мощность системы теплоснабжения, даже по официальной статистике, неуклонно падает. И если в городах динамика не так ярко выражена, то на сельских территориях — двукратное снижение. Одновременно с этим в три раза выросли потери тепла в сетях. 51,5 тыс. км тепловых сетей нуждаются в замене — это в 7 раз превышает расстояние от Калининграда до Владивостока. А ведь обеспечить функционирование системы теплоснабжения в наших климатических условиях — жизненно необходимо в самом прямом смысле этого слова.

Состояние системы водоснабжения не менее тяжёлое. Из 12,5 млрд кубометров поданной в водопровод воды почти 3 млрд утекает. При этом мы видим, что уже почти четверть воды подаётся в сеть мощностями, находящимися в частной собственности, а ситуация лишь усугубляется. Из 385 тыс. км трубопровода уже 170 тыс. нуждается в замене. Отсюда и аварии, которых в год происходит почти 55 тыс. Эксперты сходятся во мнении, что эти цифры можно смело удваивать.

Особую тревогу вызывает неизменное снижение качества питьевой воды. Россия — великая водная держава, но хищнический подход к эксплуатации этих природных богатств привёл к тому, что уже больше половины поверхностных и треть подземных источников водоснабжения не соответствуют экологическим требованиям по содержанию вредных и опасных веществ.

И на этом фоне в России каждый год всё меньше и меньше воды пропускается через очистные сооружения. Уже почти половина подаваемой в водопроводную сеть воды никак не очищается. А ведь этот вопрос, как и качество продовольствия, лежит в основе здоровья населения.

Водоотведение — ещё одна специфическая сфера ЖКХ. Помимо санитарной функции, здесь велика также функция экологическая. От того, какого качества вода вернётся в окружающую среду после использования на промышленных предприятиях и в жилом секторе, во многом зависит экологическая обстановка на территории Российской Федерации. Но и тут мы можем наблюдать уже закономерную динамику.

Замены требует половина канализационных сетей, в том числе 20 тыс. км главных коллекторов и почти 40 тыс. км уличной канализационной сети.

Аварийность — больше 16 тыс. случаев! Даже на примере регионов-доноров, таких как Московская и Ленинградская области, видно, в каком состоянии находятся очистные сооружения, многие из которых служат по 40—50 лет без реконструкций и модернизаций. Вот и получается, что сегодня из 9 млрд кубометров сточных вод, пропущенных через очистные сооружения, лишь 44% очищается до нормативного состояния. Какой же за этим тянется «карбоновый след» по аммиаку?!

Повышение экологической эффективности ЖКХ — один из важных аспектов охраны окружающей среды. И наряду с вопросами сброса загрязнённых сточных вод ключевой является проблема бытовых отходов.

Мы ещё в шестой Государственной думе приняли 458-й федеральный закон. «Пробивали» его с трудом, но всё сделали, чтобы в центре системы обращения с отходами встал регион, а уже затем федеральные и муниципальные структуры, в интересах ресурсосбережения делали упор на вовлечение отходов во вторичный оборот. Мы совместно с наукой всё высчитывали, чтобы бремя содержания системы обращения с отходами не легло на плечи наших граждан. Но со временем вступление в силу этого важнейшего закона несколько раз переносили, напринимали подзаконных актов, создали очередные федеральные структуры, центральной линией сделали «энергетическую утилизацию», а попросту — сжигание, и водрузили бремя всех расходов на население, взвинтив тарифы, что в результате до неузнаваемости исказило заложенную нами концепцию. При этом налицо букет коррупционных и преступных издержек в работе управляющих компаний, операторов обращения с отходами и т.д.

На этом опыте нужно сделать выводы и подойти к решению экологических вопросов ЖКХ более жёстко, закрепив все ключевые нормы и требования именно на законодательном уровне, чтобы впоследствии не было возможностей у различного рода дельцов подмять создаваемые механизмы управления под свои коммерческие интересы.

Особая тема — вопросы развития коммунальной инфраструктуры сельских территорий. В России централизованным отоплением оборудовано лишь 67% сельских населённых пунктов, горячим водоснабжением — 33%, водопроводом — 37%, водоотведением — 45%. Половина новых индивидуальных жилых домов не подключены к коммуникациям. И в таких условиях постоянно проживают 37 млн человек. А ведь в тёплый сезон, начиная с апреля и заканчивая ноябрём, на селе проживают почти 100 млн наших граждан. Городские жители едут к родственникам, да и приусадебных участков, личных подсобных хозяйств, куда приезжают на отдых целыми семьями, у нас в стране больше 17 млн. И это не считая дачных, садовых и огородных участков. В результате нагрузка на изношенную коммунальную инфраструктуру сёл и деревень возрастает в разы. Там же, где инфраструктуры нет, возникают «горячие точки» экологического напряжения, очаги экологического ущерба.

Как будет решаться ворох всех этих проблем, после того как ключевые объекты коммунальной инфраструктуры окажутся в частных руках, мы можем представить уже сейчас.

Даже при нынешней структуре управления ЖКХ прослеживается чёткая тенденция к перекладыванию затрат на плечи населения. Отопление и сетевой газ подорожали за последние шесть лет на 25%, электроэнергия — на 30%, горячее и холодное водоснабжение — на 36%, водоотведение — почти в два раза. В результате уже к середине 2021 года совокупный долг населения по оплате за услуги ЖКХ приблизился вплотную к 500 млрд рублей. А вместе с хозяйственным сектором долг за ЖКХ уже перевалил за 1 трлн рублей.

Мы убеждены: если будет исполнено задуманное и ЖКХ перейдёт к частному капиталу, то население ждёт взрывной рост тарифов, а бюджеты всех уровней — неизбежные затраты на ликвидацию аварий, которые уже будут подпадать под классификацию чрезвычайной ситуации.

Наша страна уже имеет горький опыт раздробления единой энергосистемы. Учиться, конечно, лучше на чужих ошибках, но и из своего негативного опыта нужно уметь делать выводы. Зачем опять выхватывать лакомые куски, дробить целостные системы водоснабжения, теплоснабжения, канализации и т.д.? Ведь последствия этого будут самыми негативными.

У нас есть наглядный пример — топливно-энергетический комплекс. Количество аварийных ситуаций на объектах ТЭК зашкаливает, экологический ущерб растёт в геометрической прогрессии. И это далеко не убыточная отрасль. Даже при сверхдоходах от продажи углеводородного сырья частные компании не обеспечивают надлежащих темпов обновления основных фондов. А ЖКХ — отрасль с совершенно другой доходностью и несопоставимо большим количеством накопленных проблем.

Поэтому важно определиться: будет ли коммунальное хозяйство развиваться, основываясь на системном государственном управлении, становиться доходной, нацеленной на расширенное воспроизводство отраслью народного хозяйства или же мы ведём его к коллапсу? Мы обращаем этот вопрос к правительству и тем структурам, которые сегодня собирают с населения платежи и при этом ничего не делают даже для поддержания коммунальной инфраструктуры в рабочем состоянии.

Государственная программа развития ЖКХ явно не отвечает масштабам накопившихся проблем. Те 1,5—2% от расходной части федерального бюджета, при дефицитных бюджетах субъектов Российской Федерации и отсутствии денег у муниципалитетов, не обеспечивают даже поддержания работоспособности коммунальной инфраструктуры, не говоря уже про её обновление. Комплекс мероприятий, целевых показателей и их финансирование должны быть нацелены уже в среднесрочной перспективе (до 10 лет) на плановое восстановление основных фондов, а в долгосрочной перспективе (до 20 лет) должны обеспечить расширенное воспроизводство и опережающую модернизацию. Одновременно должна быть поставлена цель обеспечить всё без исключения население Российской Федерации качественными и доступными коммунальными услугами и ресурсами, вне зависимости от того, в городе живёт человек или в селе. При этом механизмы государственно-частного партнёрства здесь могут быть использованы, но не в той искажённой форме, как сейчас, когда, по сути, проводится приватизация коммунального хозяйства в обход закона «О приватизации».

Фракция КПРФ в Государственной думе голосовала против принятия этих откровенно вредительских изменений в закон «О концессионных соглашениях» и будет добиваться отмены внесённых поправок.

Убеждён, что, действуя системно, последовательно решая стоящие задачи, мы сможем не только вывести отрасль ЖКХ из кризиса, но и привести её в состояние, соответствующее самым высоким мировым стандартам.

Детально наши предложения изложены в программе формирования и использования федерального бюджета развития. Способна ли нынешняя власть сделать правильные выводы, не допустить дальнейшего обнищания и вымирания народа, конечно, покажет время. Реформа же в ЖКХ — это лакмусовая бумажка в оценке способности правительства решать проблемы, волнующие каждого человека».

Спасёт ли коммуналку частник?

Вопросом озадачился первый заместитель председателя комитета Госдумы по экономической политике Николай АРЕФЬЕВ, и вот к каким выводам он пришёл:

«Коммунальное хозяйство по определению является общественным. Однако людям вдалбливают в голову, что государство не должно содержать его. Вынашивается идея передать коммуналку частному сектору. Но частный сектор всегда стремится к извлечению прибыли. А это значит, он будет увеличивать и без того неподъёмные для многих граждан тарифы.

Я из Астрахани, где 10 лет назад тепловые сети передали компании «ЛУКОЙЛ», обещая населению, что богатая организация всё починит, построит новые котельные и всё будет отлично. Не успели высохнуть чернила подписания договора, как компания «ЛУКОЙЛ» в два с половиной раза увеличила тарифы. Потом три года судились, чтобы расторгнуть с ними договор.

Тогда они пошли другим путём. Есть в Астрахани микрорайон имени Бабаевского, отдельно стоящий, там в советские годы была построена большая котельная с расчётом на то, что микрорайон будет расти. Но перестройка остановила его расширение. Содержание большой котельной оказалось дорогостоящим, коммунальные платежи были высокими. И вот компания «ЛУКОЙЛ» построила свою котельную, экономичную, с новым оборудованием и как раз по параметрам, подходящим для этого микрорайона. Услуги у неё были намного дешевле. Поэтому закрыли старую котельную и перешли на лукойловскую. И компания тут же в два раза увеличила тариф. Вот так поступает частный бизнес. И по-другому поступать не может и не будет, потому что он создаётся для извлечения прибыли.

Нас приучали долгое время, что коммуналка должна быть на самофинансировании. А почему государство не может финансировать её? У нас 130 трлн рублей гуляют за границей, в том числе олигархический капитал, золотовалютные резервы, Фонд национального благосостояния, потери от того, что наши предприятия зарегистрированы за рубежом. В советское время деньги оставались в стране, поэтому их хватало на всё. Сегодня не хватает ни на что. Надо 3 трлн рублей в год для того, чтобы восстановить коммунальное хозяйство хотя бы до состояния нормативного износа. Давайте отменим придуманное Международным валютным фондом бюджетное правило, по которому у нас ежегодно изымается из бюджета около трёх и даже более триллионов рублей, которые загоняются в Фонд национального благосостояния и отправляются за границу.

Коммунальные предприятия не должны платить налоги. Потребители коммунальных услуг уже заплатили государству. Зачем же облагать налогом дважды, что, в общем-то, запрещено законом? Если убрать все налоги, которые платят сегодня коммунальные предприятия, за исключением налогов на зарплату, тарифы сократятся в два раза. Ну так и давайте решим этот вопрос.

У нас максимальная норма тарифа на услуги ЖКХ — 22% от дохода семьи, а во всех странах от 6 до 11. Если затраты семьи выше максимальной нормы тарифа, государство выделяет субсидии. Но учёными доказано, что собираемость налогов снижается уже при 7-процентном барьере, потому что людям нечем платить. Поэтому хотим не хотим, а надо решать вопрос о том, чтобы коммунальные платежи не перескакивали через 7-про-центный барьер, и одновременно повышать уровень жизни населения. КПРФ, предлагая бюджет развития, считает реальным установление прожиточного минимума в размере 25 тыс. рублей, а не сегодняшних 12654 рубля.

Жилищно-коммунальное хозяйство должно оставаться народным, государственным, частному бизнесу там не место. На этом КПРФ стоит твёрдо».

Цветёт река Волга…

Первый заместитель председателя комитета Госдумы по строительству и жилищно-коммунальному хозяйству Роман ЛЯБИХОВ напомнил, что бюджет этого года профицитный. Однако из 25 трлн рублей доходов на сферу ЖКХ выделено лишь 150 млрд рублей. А только на реконструкцию сетей нужно минимум 1 трлн рублей. Об этом говорили коммунисты при обсуждении бюджета.

Докладчик подробно остановился на проблеме очистки сточных вод, которая стала настоящим бичом для малых и средних городов, где стоки не чистятся совсем:

«Очистка стоков — сложный и дорогостоящий процесс. Чтобы построить канализационно-очистные сооружения в расчёте на 50 тыс. жителей, надо не менее одного миллиарда рублей. Полностью стоки очищаются только в Москве и на 99% — в Санкт-Петербурге. В этих городах работают уникальные системы биологической очистки.

Необходимо срочно менять критерии качества очистки. Действующие сейчас сверхжёсткие нормативы не приводят к тому, чтобы они соблюдались — проще заплатить штраф и жить в том же состоянии. Считаю, что подход должен быть дифференцированным, потому что большие города сбрасывают стоки активнее — там много предприятий промышленности и стоки более грязные, а малые населённые пункты генерируют меньше стоков. Необходимо менять не только подход к нормированию, но и типизировать проекты очистных сооружений, что даст возможность экономить и ускорять их строительство.

Для решения проблемы очистки стоков малых населённых пунктов важным является также создание региональных операторских служб. По аналогии со сбором бытовых отходов они должны заниматься канализационно-очистными сооружениями. Для этого нужно внести изменения в закон «О водоснабжении и водоотведении».

Для небольших муниципалитетов надо задействовать финансовые инструменты. Это капитальные гранты, софинансирование, льготные займы, созданный в прошлом году Фонд развития территорий.

Существенная проблема и квалификация кадров. Молодёжь готова идти в «умное» ЖКХ, основанное на цифровизации, интеллектуальном управлении, где надо работать головой, а не руками. Поэтому самое серьёзное внимание необходимо уделить программе профессионального образования. Необходимо предусмотреть механизм тестирования преподавателей, нормативы и программу повышения квалификации. Стоит подумать о создании сети опорных вузов или факультетов для организации таких программ в каждом регионе.

Ещё одна очень важная тема — защита водной среды Каспия и Волги. Сегодня в акваторию Каспия сбрасываются стоки нескольких государств объёмом порядка 40 млн кубометров. И только некоторые страны, в том числе Россия и Иран, их очищают. Все остальные не занимаются очисткой стоков, и Каспий на сегодняшний день превращается в сливную яму.

На примере возрождения Балтийского моря странами Хельсинкской конвенции по его защите (в эту конвенцию вступила, кстати, и Российская Федерация) я предлагаю активизировать работу по защите водной среды Каспия и Волги. Медлить с принятием комплексных мер уже нельзя. Остро стоит проблема удаления из стоков, попадающих в Волгу и далее в Каспийское море, биогенов — азота и фосфатов, из-за которых вода цветёт. Мы умеем бороться с биогенами. Наши прибалтийские города, в частности Санкт-Петербург, Калининград, Выборг, попали под рекомендации Хельсинкской конвенции. Со временем нашли деньги, реконструировали сооружения и сегодня полностью соответствуют конвенции. К сожалению, города Поволжья и Каспия в такую организацию не входят. Необходимо срочно решать эту проблему, создавать реестр сооружений, находить средства для того, чтобы их реконструировать и избежать глобальной катастрофы. России нужны чистые реки, озёра и моря».

Рейдеры рядятся в концессионеров

Заместитель председателя комитета Госдумы по региональной политике и местному самоуправлению Михаил МАТВЕЕВ рассказал о том, в какой коммунальной западне оказались жители некоторых крупных городов Самарской области, где предприятия теплоснабжения и водоснабжения переданы ПАО «Т плюс» — компании, принадлежащей известному российскому олигарху гражданину Кипра Вексельбергу:

«В Самарской области структуры Вексельберга взяли под свой монопольный контроль системы теплоснабжения и водоснабжения в двух крупнейших городах области — Самаре и Тольятти. В третьем по величине городе Самарской области Сызрани под контроль ПАО «Т плюс» перешло пока 50% системы теплоснабжения. Переход под контроль этих важнейших сфер коммунальных услуг для населения происходит либо по схеме концессии, либо по совершенно рейдерской схеме «управляемого» вексельберговцами банкротства.

Суть концессионной схемы заключается в том, что муниципальные власти бесплатно передают в управление структурам г-на Вексельберга коммунальные сети стоимостью миллиарды рублей, а концессионеры берут на себя обязательства по инвестициям в ремонт и обновление этих сетей. Вот только эти обязательства под тем или иным предлогом, как правило, не выполняются. Зато инвестиционную надбавку структуры Вексельберга взимают с населения постоянно и в полном объёме. При этом концессионное соглашение держится муниципальными и региональными властями в строжайшем секрете.

Рейдерская схема захвата коммунальной инфраструктуры реализуется структурами Вексельберга в Сызрани. Здесь было муниципальное унитарное предприятие «Жилищно-эксплуатационная служба» (далее МУП «ЖЭС»), которое в 2018 году с долгами 600 млн рублей вошло в процедуру банкротства. Банкротство МУПа осуществляли подконтрольные ПАО «Т Плюс» конкурсные управляющие, под чутким руководством которых совокупная сумма долгов МУПа за три года выросла в 2 раза — до 1,2 млн рублей, и больше всех увеличились долги МУПа перед ПАО «Т плюс». Далее, по задумке вексельберговцев, в погашение этих долгов администрация Сызрани передаст ПАО «Т плюс» все городские сети отопления и горячего водоснабжения.

О том, как делались эти долги, мы с моими помощниками сняли два фильма «Как воруют в ЖКХ Самарской области», они есть на «Ютьюбе». Схема проста: затраты на тепло выставлялись не по приборам учёта или методике, учитывающей температуру воздуха, а по сечению трубы. Из-за этого «приписки» только за шесть месяцев составили более 210 млн рублей, или 3,5 тыс. рублей на среднюю сызранскую семью из трёх человек. Этот откровенный произвол покрывается как на уровне МВД области, так и в арбитражных судах разных уровней.

Мы также установили, что Самарский филиал ПАО «Т плюс» для борьбы с накипью в тепловых котлах закупает дорогостоящий реагент с поэтичным названием «ИВА», а не классические фосфаты, которые использовались в советское время и дешевле в десятки раз. Ежегодный объём закупок, который осуществлялся через три фирмы, имевшие все признаки контор-однодневок (численность — 2—4 человека, директор и учредитель — одно физическое лицо, офис фирм отсутствовал по месту их регистрации), составлял свыше 69 млн рублей. Мы обратились в УМВД по Самарской области в ноябре 2021 года с депутатским запросом о проверке закупок реагента «ИВА» на предмет мошенничества, но до сих пор ответа из УМВД не получили.

Я проанализировал данные официальной бухгалтерской отчётности ПАО «Т плюс» за 2016—2020 годы. Так, если в 2016-м, в первом году, когда Вексельберг консолидировал воедино все свои тепловые активы, чистая прибыль ПАО «Т плюс» составляла 323 млн рублей, или 0,15% от выручки, то к 2020 году она выросла до 23,6 млрд рублей, что составляет 10,38% от выручки. Чистая прибыль ПАО «Т плюс» за пять лет выросла в 73 раза! Очевидно, что главным источником роста прибыли является рост тарифов для населения, которые за анализируемый период в среднем по России увеличились не менее чем на 24%.

Причём самым печальным является то, что тарифы ПАО «Т плюс» увеличивались на фоне сокращения их консолидированных расходов. Так, если в 2016 году показатель себестоимости услуг ПАО «Т плюс» составлял в выручке 87,91%, то в 2020-м он снизился до 87,05%. И это при том, что в расходах абсолютно точно «сидят» несколько миллиардов нарисованных на бумаге затрат, таких как закупка самарским филиалом чудо-реагента «ИВА». Другими словами, 227,5 млрд рублей выручки ПАО «Т плюс» в 2020 году в сопоставимых тарифах 2016 года составляют 183,4 млрд рублей, то есть рост выручки за последние пять лет за счёт увеличения тарифов составил 44 млрд рублей в год. Из них лишь 20 млрд рублей покрывали рост расходов, а 23,6 млрд рублей пошли на обогащение Вексельберга и его команды.

В 2018—2020 годах расходы жителей Самарской области на теплоснабжение выросли на 19,32%, на горячую воду — на 18,33%. За аналогичный период заработная плата в среднем выросла на 11,52%, пенсия — на 12,94%. При том что инфляция за этот период составила 19,74%. Это означает, что реальные доходы населения Самарской области сократились на 14,1%. А реальная финансовая нагрузка населения региона на оплату услуг ПАО «Т плюс» за этот период увеличилась более чем на 1/3».

Если в СССР в 1985 году доля коммунальных расходов населения не превышала 5%, то в современной России это одна из самых расходных статей семейного бюджета, «съедающая» от 15% до 45% доходов. Причём рост тарифов происходит темпами, опережающими рост реальных доходов населения, за счёт чего олигархи сферы коммунальных услуг и жируют. Подконтрольные Вексельбергу коммунальные структуры монополизировали системы отопления и водоснабжения во многих субъектах Российской Федерации.

Михаил Матвеев предложил инициировать на уровне Государственной думы, правительства РФ и Счётной палаты РФ проведение детального анализа тарифов и расходов ПАО «Т плюс» и законодательно закрепить предельный уровень рентабельности для частных структур, занятых в сфере коммунального бизнеса на уровне 2% от выручки, а также подумать над возможностью национализации ПАО «Т плюс». «Нам трудно будет объяснить российским избирателям, почему за их счёт гражданин Республики Кипр Виктор Вексельберг, постоянно проживающий за границей и обладающий состоянием в 17,9 млрд долларов, покупает пасхальные яйца Фаберже и яхты, а они зимой замерзают и постоянно сидят без горячей или холодной воды», — заметил депутат-коммунист.

С колокольни исполнительной власти

То, что надежды на щедрые инвестиционные вливания оказываются, мягко говоря, не всегда оправданными, подтверждают данные Федеральной антимонопольной службы. Порядка 30—40% инвестиционных программ не выполняется по разным причинам — как из-за недосбора денег, так и вследствие различных злоупотреблений и махинаций. Об этом сообщил начальник Управления регулирования в сфере ЖКХ Федеральной антимонопольной службы Алексей МАТЮХИН.

Он подтвердил также и существование проблемы нехватки кадрового ресурса. Особенно испытывают кадровый голод небольшие сельские поселения. «Одно из наших возможных предложений — поднять некоторые функции на уровень субъекта Российской Федерации, где, как показывает практика, более квалифицированные специалисты», — сказал представитель ФАС.

Затронул он и вопрос роста тарифов на коммунальные услуги. Правительство в соответствии с Жилищным кодексом ежегодно по каждому субъекту Федерации устанавливает максимально допустимый рост совокупного платежа граждан за коммунальные услуги. С середины 2015 года функции по тарифному регулированию переданы Федеральной антимонопольной службе. И с 2016 года, по словам представителя ФАС, средний рост платежа граждан за коммунальные услуги по стране не превышает 4%. Тем не менее А. Матюхин признал, что во многих субъектах Российской Федерации неподъёмные платежи за коммунальные услуги — нередко они превышают 15% семейного дохода. Это обусловлено, по словам представителя ФАС, изношенностью фондов, большими потерями, большим количеством аварий. Особенно это касается северных регионов, где в разы дороже стоит переложить тот или иной участок сети.

«В 2021 году правительством РФ впервые за долгое время утверждена Концепция внедрения механизмов тарифообразования для организаций, осуществляющих регулируемые виды деятельности, на долгосрочный период, — сказал А. Матюхин. — Этот документ предусматривает необходимость трансформации всей сферы жилищно-коммунального хозяйства с учётом современных методов, включая цифровизацию. Очень важно перевести инвестиционные программы в электронный формат, для того чтобы каждый потребитель мог зайти и посмотреть, в каком состоянии находится сеть, и самое главное — посмотреть, что сделала компания, потратив его деньги, которые он заплатил за указанную коммунальную услугу. Также необходимо, по мнению Федеральной антимонопольной службы, изыскивать средства из всех бюджетов, а не только за счёт граждан, потому что, как ни крути, за трубу, за её модернизацию, за поставленный ресурс должны заплатить или граждане своим прямым платежом, или государство. Иных источников, к сожалению, у нас нет… Но тарифы должны быть действительно экономически обоснованными».

Лидер Компартии Геннадий Зюганов призвал ФАС помогать фракции КПРФ в продвижении законопроекта о государственном регулировании цен на товары первой необходимости. «Нам с вами надо утроить силы в вопросе регулирования цен и тарифов, — сказал Геннадий Андреевич. — Ведь инфляция по прогнозу 4%, а фактически — 9%, продовольственная инфляция зашкалила за 15%, а лекарства подорожали почти на 20%. Люди не в состоянии платить».

Заместитель директора департамента развития электроэнергетики минэнерго России Георгий ПОПОВ высказал позицию своего ведомства по вопросу тарифообразования. По его мнению, государство выделяет колоссальные деньги на модернизацию жилищно-коммунальной инфраструктуры: 150 млрд рублей плюс столько же из Фонда национального благосостояния. «Однако даже этих денег со всеми концессиями вкупе со всем тарифным регулированием недостаточно, для того чтобы сейчас нам реализовать хотя бы номинальный нормативный обновляющий стимул для теплоснабжения», — заметил чиновник.

На тариф влияют и стоимость топлива (мазут подорожал на 50%), и стоимость металла (увеличилась на 80%), и потери в сетях, которые, по данным минэнерго, в среднем составляют 36%, а по некоторым регионам доходят до 43% и даже до 53%. Потери в сетях министерство связывает с плохим учётом потреблённой тепловой энергии. Кроме того, 55% фонда изношено в генерации, 63% — в сетях, 33% сетей — ветхие. Чтобы привести сети в нормативное состояние, нужно 2,5 трлн рублей. Эти деньги позволят обновлять основные фонды по 4% в год. Минэнерго делает ставку на альтернативные котельные, которые значительно удешевляют теплоснабжение. Альтернативные котельные и концессии — это два инструмента, на которые рассчитывает сегодня минэнерго, чтобы вытянуть отрасль из разрухи.

«Нам не нужно убивать концессию, нам нужно её модернизировать и контролировать», — заявил Г. Попов.

Но контроль, как показали многочисленные выступления участников слушаний, осуществляется только на словах, а на деле — грабёж населения и обогащение олигархии.

Продолжение по ссылке: https://gazeta-pravda.ru/issue/25-31228-1114-marta-2022-goda/zhkkh-osnova-kachestva-zhizni-i-oplot-kollektivizma/

 

Просмотров: 44 | Добавил: POSTMAN | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Календарь
Архив записей
Ссылки

Официальный сайт КПРФ


Сайт газеты Правда



Рейтинг@Mail.ruRambler's Top100
Copyright MyCorp © 2022