Вт, 04 Окт 2022, 20:40 Приветствую Вас Гость | RSSГлавная | Регистрация | Вход
Меню сайта
Поиск




НАШ БАННЕР
Главная » 2022 » Июль » 1 » "Отечественные записки". Проиграл наследство Сталина
00:35
"Отечественные записки". Проиграл наследство Сталина

Фонд исторической перспективы, в очередной раз вернувшись к историческому анализу обстоятельств распада СССР, поступил очень верно. Дело в том, что я сегодня замечаю в России некоторые признаки, свидетельствующие об усилении сепаратистских настроений. Предметный анализ, вскрывающий подлинные причины распада СССР, возможно, позволит исключить повторение в России тех негативных явлений, которые и обусловили этот распад.

В этой связи представляю свое видение процесса крушения Советского Союза как один из непосредственных участников тех событий, являвшийся в тот период членом ЦК КПСС, выступившим на трех Пленумах ЦК КПСС и XXVIII съезде КПСС в защиту единства СССР.

Но прежде немного истории. Советская держава, созданная в 1922 г. пережила немало критических моментов. Прежде всего, это Гражданская и Великая Отечественная войны. Но Советская Россия – предтеча СССР – в 1918–1922 гг. устояла перед интервентами из 14 государств, в 1941–1945 гг. – перед натиском фактически всей Европы, объединенной нацистской Германией.

Не вызывает сомнений, что М. Горбачев, в марте 1985 г. избранный Генеральным секретарем ЦК КПСС, получил во «владение» достаточно мощную Советскую державу. Годы правления немощных старцев в Политбюро ЦК КПСС (1976–1985 гг.) нанесли существенный, но не смертельный урон СССР. Некоторые экономисты обоснованно считают, что в 1983 г. экономическое положение Союза было устойчивее, чем у США, переживших тогда последствия экономического кризиса 1981–1983 гг.

Накануне горбачевской перестройки экономическая основа социалистической системы в СССР достаточно эффективно функционировала. Приведу лишь некоторые экономические показатели, с которыми СССР вступил в 1985 г. Внешний долг составлял всего $25 млрд (в 1978 г., по данным ЦРУ, он составлял $17,9 млрд). Дефицит госбюджета был нулевым. Золотой запас составлял 719,5 тонн.

Темпы роста экономики составляли около 4?%. Правда, существенно отставало производство сельхозпродукции. Темпы ее роста составляли 1,4?%. Тем не менее при населении СССР, составлявшем 5,4?% от мирового, Советский Союз производил 14,5?% продовольствия в мире.

По данным ФАО (организации ООН по продовольствию), СССР в 1985–1990 гг. занимал третье место в мире по производству сельскохозяйственной продукции (после США и Китая). Потребление мяса в России в 1985 г. составляло 78 кг на человека. В настоящее время, при изобилии мясных изделий и колбас в российских магазинах, потребление мяса составляет лишь 48 кг на человека.

Вышесказанное позволяет утверждать, что в 1985 г. база для осуществления модернизации Страны Советов была достаточно солидной. Тем не менее бытует мнение, что советская экономика изначально не могла соперничать с капиталистической. Однако я считаю, что советский социализм велик хотя бы потому, что породил одну из самых могущественных держав в истории человечества.

Видимо, по этой причине вот уже 30 лет в декабре каждого года российскую прессу и интернет заполняют статьи о распаде СССР. Многих интересуют вопросы: можно ли было бы сохранить СССР и что стало причиной его гибели?

Я выскажу свою точку зрения. В период распада СССР в силу своего политического положения я оказался в центре этого процесса. При этом напомню, что с 1944 по 1992 г. я проживал в Литовской ССР. Поэтому неплохо знаю историю Литвы, психологию литовцев и литовский язык. Добавлю, что в период распада СССР я являлся депутатом Верховного Совета Литвы, уже провозгласившей независимость, 2-м секретарем ЦК Компартии Литвы на платформе КПСС (далее КПЛ/КПСС) и членом ЦК Компартии Литвы.

Как известно, Литва первой из союзных республик 11 марта 1990 г. ультимативно заявила о своей независимости и выходе из СССР. Но сепаратизм в Литве явственно начал проявляться еще в 1988 г. Являясь тогда 1-м секретарем крупнейшего в республике промышленного Октябрьского райкома Компартии Литвы г. Вильнюса и членом ЦК Компартии Литвы, я оказался в гуще событий. Мне не только довелось наблюдать рост сепаратистских настроений в республике, но и быть активным борцом за единство СССР. Во многом это было обусловлено тем, что в детстве мне довелось воочию наблюдать войну литовских «партизан за независимость» (1944–1955 гг.). Причем эти так называемые партизаны предпочитали воевать не с советскими воинскими частями, базирующимися в Литве, а с теми жителями республики, которые приняли советскую власть. Поэтому в Литве в 1950-х гг. многие обоснованно называли этих «партизан» «бандитами». Для «бандитов» независимость означала возврат к тому имущественному статусу, которым они обладали в буржуазной Литве.

До середины 1950-х гг. каждую ночь в Утене, небольшом литовском городке, где жила наша семья, слышались выстрелы. Утром наши соседи, в основном русские староверы, жившие в Литве с царских времен, рассказывали матери о том, кого «лесные» (партизаны) ночью убили, а кого увели в лес для допроса, который обычно оканчивался пытками и убийствами.

Такое детство породило у меня в зрелом возрасте особый интерес к развитию политической ситуации в Литве. Очень не хотелось повторения послевоенной ситуации в республике. К сожалению, в 1988 г. предпосылки для повторения такой ситуации стали формироваться. Именно тогда немалая часть русскоязычного населения в Литве стала опасаться выхода республики из СССР. Дальше я расскажу о некоторых малоизвестных подробностях, которые позволили Литве первой в Союзе ультимативно выйти из него. Но прежде несколько слов о горбачевской перестройке. Именно она создала все предпосылки для разрушения Советской державы.

Напомню, что в марте 1985 г. Михаил Сергеевич Горбачев, любитель громкой фразы и разного рода починов, прославивших его на Старополье, был избран Генеральным секретарем ЦК КПСС. Через месяц с небольшим после избрания генсеком Михаила Сергеевича вновь, как это бывало на Ставрополье, прорвало.

В мае 1985 г. на встрече с активом Ленинградского горкома партии он громогласно заявил о необходимости перестройки общественно-политической и экономической жизни СССР. Так началась горбачевская перестройка, вскоре превратившаяся, по меткому выражению Александра Зиновьева, известного русского философа, в катастройку.

Уже в 1988 г. факт превращения перестройки в катастройку в СССР осознали многие. Наиболее ярко неприятие горбачевской перестройки-катастройки было представлено в статье Нины Андреевой «Не могу поступиться принципами», опубликованной 13 марта 1988 г. в газете «Советская Россия». Статья Андреевой получила поистине общесоюзную поддержку. Но Горбачев сумел заставить членов Политбюро ЦК КПСС дать негативную оценку этой статье.

В этой ситуации Горбачев осознал, что для него крайне важным становится укрепление своих позиций в КПСС и в стране. Поскольку смена партийных кадров (партаппарат всех уровней к этому времени Горбачев уже трижды обновил) эффекта не дала, то Александр Яковлев, главный советчик Горбачева, идеолог перестройки и секретарь ЦК КПСС, предложил создать народные общественные организации в поддержку перестройки, которые должны были подвинуть КПСС на союзном общественно­политическом поле. Это крайне ответственное дело было поручено КГБ СССР, призванному обеспечивать целостность Советской державы. Тогдашний председатель КГБ СССР Чебриков Виктор Михайлович дал соответствующее указание комитетам КГБ союзных республик. Соответствующее указание получил и КГБ Литовской ССР, председателем которого являлся Эйсмунтас Эдуардас Адольфович.

Вспоминаю, как 3 июня 1988 г. в большом зале Академии наук Литовской ССР вдруг собрались наиболее именитые представители творческой и научной интеллигенции республики. Собрание закончилось созданием инициативной группы движения в поддержку перестройки, именуемой «Саюдис» («Движение»). Поскольку республиканский КГБ территориально находился в Октябрьском районе г. Вильнюса, то 1-й секретарь райкома Компартии всегда был информированным человеком. Поэтому мне было известно, что в КГБ для курирования Литовского движения в поддержку перестройки в структуре 5-го управления, занимавшегося борьбой с идеологическими диверсиями, в начале 1988 г. даже был создан 4-й отдел под руководством Пятраса Вожбутаса (P. Vozbutas – ныне преуспевающий бизнесмен в Литве) для курирования «Саюдиса». Особо отмечу, что первоначально инициативную группу «Саюдиса» возглавил известный литовский писатель Витаутас Петкявичюс, который хоть и критиковал советскую власть за излишний бюрократизм, но был убежденным ее сторонником. Я имел честь быть в дружеских отношениях с В. Петкявичюсом, который любого заносчивого московского гостя мог поставить на место.

Но 11 августа 1988 г. в Литву по поручению Горбачева приехал секретарь ЦК КПСС Александр Яковлев. 12 августа он в Вильнюсе на встрече с активом республики, коммунистами и саюдистами безоговорочно поддержал «Саюдис», назвав его «передовым отрядом людей, болеющих за перестройку».

А вот независимый Петкявичюс, имевший свое мнение о горбачевской перестройке, Яковлеву не понравился. Поэтому после возвращения высокого гостя в Москву, в ЦК Компартии Литвы поступило указание заменить В. Петкявичюса на малоизвестного в республике музыколога Витаутаса Ландсбергиса. Единственным «достоинством» этого деятеля было его многолетнее сотрудничество (еще с периода учебы в каунасской гимназии) с НКВД СССР, а затем с КГБ СССР в качестве информатора о настроениях в творческой среде Литвы. Известно, что его папаша, литовский архитектор Витаутас Ландсбергис, с 1927 г. сотрудничал с НКВД-КГБ СССР. Одним словом, преемственность – большая сила! Но советские «убеждения» Ландсбергиса были лишь фиговым листком для прикрытия притязаний на красивую и беспроблемную жизнь при Советах. Главным в жизни музыколог считал карьеру и материальные блага, ради которых он был готов менять убеждения как перчатки. В результате «Саюдис», набравший под руководством Петкявичюса популярность в республике, стал эффективным орудием Ландсбергиса для создания ему ореола «первого сопротивленца» советской власти в Литве. Музыколог, пользуясь ситуацией, буквально в течение года решил все свои материальные и квартирные проблемы. А далее Ландсбергис стал создавать себе имидж политика, борца за независимость Литвы. Первоначально деятельность Саюдиса ограничивалась проведением массовых митингов, на которых звучало немало красивых слов и призывов.

Но вот в июле 1989 г. на митинге в Каунасе, рядом с советской воинской авиационной частью, прозвучал призыв: «Вспарывайте животы беременным женам офицеров, чтобы они не рожали оккупантов!» Призыв подкреплялся русофобскими публикациями, регулярно появлявшимися тогда в газете «Известия «Саюдиса». Это явилось моментом истины для большинства русских и иноязычных граждан Литвы в понимании, куда движется республика.

В подобное можно было бы не поверить, если бы трансляция этого митинга не была организована по радио. Я лично слышал этот призыв. Однако литовские СМИ, в то время уже полностью взятые под контроль сепаратистами, подняли настоящий гвалт, заявляя, что призыв, прозвучавший по радио, является провокацией русских бюрократов, не желающих покидать свои посты.

В тот период я как 1-й секретарь Октябрьского райкома Компартии Литвы г. Вильнюса и член ЦК КПЛ на совещаниях в ЦК КПЛ неоднократно поднимал тему нарастания сепаратистских настроений в республике. Но в ответ мне советовали: «Вот и занимайтесь разоблачением сепаратистов у себя в районе!» В итоге я начиная с октября 1988 г. направил в Политбюро ЦК КПСС три письма (от 15.10.1988, от 15.05.1989 и от 01.10.1989, они опубликованы в моей книге «Неонацисты Литвы против России». Издательство «Буки-Веди», 2015, 835 с.). К сожалению, ответа я не дождался.

Впервые о создании мною писем­обзоров о ситуации в Литовской ССР сообщила корреспондент В. Никофорова в статье «Раскол», опубликованной в «Учительской газете (№ 24/9273, июнь 1990 г.) Приведу цитату из статьи В. Никифоровой: «Литва является тем оселком, на котором будет проверена прочность единства Союза ССР и КПСС. Литва – это полигон, на котором будут испытаны все основополагающие принципы, объединяющие страну и партию…»

Далее Никифорова писала: «Так было написано задолго до бурных событий, которые потрясли и потрясают эту республику и всю страну до сих пор. Написал это Владислав Николаевич Швед. Написал со знанием дела, на основе личных наблюдений и результатов анкетирования, на основе анализа публикаций в местных и центральных газетах и журналах о событиях в Прибалтике и Восточной Европе. Особенно внимательно изучал ситуацию в Польше – исторически судьба Литвы во многом схожа с судьбой этой страны. За два года Владислав Николаевич создал целую серию обзоров, охватывающих многие стороны жизни республики, важные социальные и политические проблемы. Сопоставляя факты и события, он определял тенденции развития. Читала и поражалась: сколь точен политический прогноз. И жалела: неужели весь этот труд так и останется в столе?»

В тот период я не мог заявить, что мои письма­обзоры были адресованы Политбюро ЦК КПСС. Достаточно сказать, что мои, даже более мягкие, публичные оценки ситуации в республике вызывали неадекватную реакцию у саюдистов, организовавших травлю меня в прессе и дважды пытавшихся убрать меня с должности 1-го секретаря Октябрьского РК КП Литвы г. Вильнюса.

К сожалению, мои прогнозы, направленные в Политбюро ЦК КПСС, оказались не только без ответа, но и невостребованными. Горбачев всегда предпочитал принимать во внимание лишь то, что соответствовало его представлениям о развитии ситуации в СССР. Я уверен, что подобных писем генсек получал более чем достаточно.

Впоследствии бывшие сотрудники Общего отдела ЦК КПСС рассказали мне, что в конце 1991 г. из архива Общего отдела на свалку были отправлены два КамАЗа, груженных письмами подобного содержания.

Мне довелось несколько раз беседовать с Горбачевым в перерывах между Пленумами ЦК КПСС об ухудшающейся ситуации в Литве. После первого моего «горячего» выступления на декабрьском 1989 г. Пленуме ЦК КПСС по поводу раскола коммунистов Литвы Горбачев стал в перерывах походить ко мне с вопросом: «Что нового в Литве?» В ответ на мою тревожную информацию он традиционно отвечал: «Владислав, не драматизируй ситуацию!» Окончательно позиция Горбачева для меня стала ясна после моего выступления 11 марта 1990 г. на Пленуме ЦК КПСС.

Вечером 10 марта 1990 г. я, находясь в Москве, получил информацию о том, что вновь избранный Верховный Совет Литовской ССР вечером 11 марта 1990 г. ультимативно провозгласит независимость и восстановление буржуазной Литовской Республики, то есть Литва заявит о выходе из СССР.

К этому я был готов, так как весьма внимательно отслеживал процесс избрания депутатов в новый Верховный Совет. По моим данным, за независимость Литвы могли проголосовать 124 из 133 избранных в ВС депутатов (всего необходимо было избрать 141 депутата). Этим 141-м депутатом стал я, избранный 24 ноября 1990 г. в ходе 6-го тура выборов в ВС Литвы. Жители Литвы не очень охотно шли на эти выборы. Но…

Мои подсчеты, основанные на официальных данных о результатах голосования за каждого депутата, опубликованные в республиканской газете Tiesa, показали, что за этих 124 депутатов проголосовало 41?% с небольшим избирателей. Из этого следовало, что провозглашение 124 человек депутатами независимости республики не могло считаться легитимным.

Но литовских сепаратистов это не волновало. Они привыкли, что в ЦК КПСС никто не проверяет данные, которыми литовские сепаратисты манипулируют. А за республику они не волновались. Там у них всё было схвачено…

11 марта 1990 г. на утреннем заседании Пленума ЦК КПСС я с трибуны заявил, что сегодня вечером депутаты вновь избранного Верховного Совета Литовской ССР объявят о независимости, то есть о выходе республики из СССР. После провозглашения независимости вместо Литовской ССР появится Литовская республика.

В своем выступлении я акцентировал, что объявление ВС независимости Литвы будет нелегитимным, так как депутаты, намеревающиеся объявить независимость, представляют лишь 41?% избирателей республики. Но ни Горбачев, ни президиум, ни члены Пленума на мое сообщение не отреагировали.

Единственный, кто со мной побеседовал в коридоре, ведущем из Мраморного зала Пленумов в комнату президиума, был председатель КГБ СССР В. Крючков. Он переспросил меня о вероятном времени провозглашения независимости и уточнил процент избирателей, проголосовавших за депутатов. Я тогда подумал: а что же тогда делает аналитическая служба КГБ? Чем она занимается? Расставаясь, Крючков заверил меня, что КГБ предпримет необходимые меры.

Однако выяснилось, что в Литве голосование за принятие Акта Верховного Совета Литовской Республики о восстановлении независимого Литовского государства прошло без всяких проблем. Рота советских пограничников, находившаяся тогда в здании КГБ Литвы, не была задействована. Тем не менее возникла одна проблема с провозглашением независимости. Создал эту проблему Витаутас Скуодис, доктор естественных наук, бывший активный советский диссидент. Его в 1987 г. выслали из советской Литвы в США. Скуодис, вернувшись в 1989 г. в Литву, занялся исследованием процесса обретения Литвой независимости.

Особое внимание профессор Скуодис уделил анализу Акта о восстановлении независимого Литовского государства от 11 марта 1990 г. Он выяснил, что из 124 подписей под Актом читаемыми являются лишь подписи 29 депутатов, «остальные были какими-то иероглифами» (книга Скуодиса «Melo, neapykantos…». с. 245). То есть в документально-правовом плане Акт от 11 марта 1990 г. является сомнительным документом.

Общеизвестно, что под важными документами, особенно государственной важности, подписи должны быть читаемыми или с расшифровкой. Ситуацию со странными подписями под Актом Скуодис объяснил следующим образом: «Политическая ситуация в стране тогда была крайне неясной, и многие боялись очутиться за решеткой».

Мне как бывшему депутату ВС Литвы хорошо известно, что большинство из депутатов ВС Литвы вечером после подписания Акта со страхом ждали появления в ВС советских пограничников, направленных из здания КГБ, находившегося всего в двух кварталах от здания ВС. Поэтому на всякий случай подписывались неразборчиво. Докажи потом, чья это подпись.

Но пограничники так и не появились. М. Горбачев не дал согласия на нейтрализацию ВС Литвы, грубо нарушившего законодательство СССР. Так, при негласной поддержке Генсека ЦК КПСС и президента СССР литовские сепаратисты сделали очередной, но самый главный шаг к независимости республики. Вышеизложенное убедительно подтверждает вывод о том, что КПСС и СССР рухнули не по причине изначальной предопределенности или нежизнеспособности, а вследствие преступной предательской политики высшего политического и государственного руководства СССР. Но не только…

В завершение изложу еще один факт, подтверждающий продажность и преступность политики не только высшего политического руководства страны, но и руководства КГБ СССР.

Роль КГБ СССР в нарастании сепаратистских настроений в Литве удалось прояснить Лазутке Валентину Антоновичу, доктору наук, профессору­философу, тогда первому секретарю Вильнюсского ГК КПЛ/КПСС, одновременно секретарю ЦК КПЛ/КПСС. В октябре 1990 г. Валентин Антонович решил выяснить, почему КГБ Литовской ССР занимает странную позицию, позволяющую усиливаться сепаратистским настроениям в республике. Благо, что повод для этого нашелся.

КГБ Литвы в октябре 1990 г. возглавил новый председатель – Ромуальдас Марцинкус, до этого несколько лет проработавший в Москве, в Центральном аппарате КГБ СССР. Лазутка как 1-й секретарь Вильнюсского горкома КПЛ/КПСС решил представиться Марцинкусу. Тот Лазутку принял.

Марцинкус в ходе доверительного и откровенного разговора заявил Лазутке:

«КГБ Литовской ССР действует не самостоятельно и не по своей инициативе, он осуществляет указания руководителей КГБ СССР, и ему дано прямое указании быть в подчинении у Ландсбергиса, выполнять его указания и не иметь никаких связей с остатками органов Советской власти. Что касается вашей партии, то ему велено не снабжать вас никакой информацией и не получать таковой от вас».

В заключение беседы Марцинкус добавил: «Я выполняю приказ из Москвы, лично Крючкова, и не больше». Хочу отметить, что В. Лазутка, профессор и доктор наук, известен в Литве как кристально честный человек, в любой ситуации никогда не крививший душой. Я лично горжусь тем, что мне какое-то время довелось поработать с Валентином Антоновичем. Его свидетельство не нуждается в каком­то подтверждении.

В завершение хочу высказаться по поводу так называемой основной причины развала СССР. Утверждается, что развал Союза обусловило право союзных республик на свободный выход из Союза. Об этом гласила статья 72 Конституции СССР 1977 г.: «За каждой союзной республикой сохраняется право свободного выхода из СССР».

Но это лишь одна сторона вопроса. Другая – должна была изложена в самом механизме выхода. К сожалению, в Конституции СССР он не был прописан. А ведь достаточно было прописать, что республика выходит без территориальных и материальных обретений, полученных ею от Союза ССР в период пребывания в нем или же компенсирует эти обретения путем выплат в бюджет СССР.

Известно, что власти Литвы постоянно акцентируют преемственность ультимативно провозглашенной в марте 1990 г. Литовской Республики (ЛР) не с Литовской ССР (1940–1990 гг.), а с Первой Литовской Республикой (1920–1940 гг.). В такой ситуации Россия как правопреемник СССР имеет право поставить перед Литвой вопрос, насколько в правовом плане обосновано нахождение в составе ЛР территориальных обретений, переданных именно Литовской ССР.

Ведь Литва до вхождения в 1940 г. в СССР имела территорию в 50 тыс. кв.м км, а вышла с территорией в 65,2 тыс. кв. км. Я напомню территории, присоединенные к Литве в советский период. Это Вильнюсский край и город Вильнюс, Клайпедский край и город Клайпеда, территории Белоруссии, площадью 6655,5 кв. км, переданные Литве в августе 1940 г. при вхождении в СССР, и территории так называемого Сувалкского выступа.

Не мешает напомнить, что в январе 1941 г. СССР за 7,5 млн золотых долларов выкупил у Германии так называемый Сувалкский выступ размером в 8200 кв. км, где компактно проживали литовцы, и передал эту территорию Литве. Сегодня 7,5 млн золотых долларов по покупной способности, если я не ошибаюсь, равны примерно 500 млн долларов США.

Помимо этого, напомню, что 15 марта 1923 г. конференция послов Англии, Франции, Италии и Японии признала право Польши на Вильнюс и Вильнюсский край. Через месяц Антанта санкционировала отторжение Вильнюса от Литвы. А вслед за этим и Ватикан признал Вильнюс за Польшей. Лишь Советский Союз заявил о правах Литвы на Вильнюс. А 19 марта 1938 г. Литовская Республика приняла условия польского ультиматума, признав тем самым вечное право Польши на Вильно и Виленский край. Такие признания не забываются…

Не следует также забывать, что в марте 1939 г. Литва вернула Клайпеду и Клайпедский край Германии. 21 марта 1939 года немцы вызвали в Берлин министра иностранных дел Литвы Юозаса Урбшиса, которому министр иностранных дел рейха Иоахим фон Риббентроп безапелляционно заявил: «Литва должна передать Германии навечно Мемельский край, иначе фюрер будет действовать с молниеносной быстротой».

Уже 22 марта Ю. Урбшис и посланник Литвы в Берлине К. Шкирпа подписали договор (пакт Урбшиса–Риббентропа) о передаче Мемеля Германии. Литве об этом следует помнить. Тем более что документальные правовые основания относительно нахождения Клайпедского края в составе Литовской Республики отсутствуют.

К этому напомню, что 2 миллиона немцев, объединенных в «Союз изгнанных», созданный в 1950 г. в ФРГ, лелеют мечту вернуться в немецкий Мемель и Мемельский край, то есть Клайпеду и Клайпедский край. Перспективы развития «Союза изгнанных» пока туманны, но реваншистские настроения в ФРГ не угасают.

Не следует забывать, что 29 марта 1990 г. Президиум Верховного Совета Белорусской ССР направил в адрес Верховного Совета Литвы официальное заявление, в котором напоминалось, что нахождение белорусских территорий в составе Литовской ССР основывается на Законе ВС СССР «О принятии Литовской Советской Социалистической Республики в Союз Советских Социалистических Республик».

В заявлении отмечалось, что в связи с тем, что в ЛР вышеназванный закон объявлен недействительным, возникает вопрос о принадлежности белорусских районов Литве. Ситуацию для Литвы тогда спас президент СССР Горбачёв, настоявший, чтобы Белоруссия сняла вопрос о территориях.

Тем не менее из вышеизложенного ясно, что современная Литва, не признавшая Закон СССР о вхождении Литовской ССР в состав СССР, потеряла право на подаренные белорусские территории. Заявление Президиума ВС БССР было опубликовано в газете «Звезда» от 1 апреля 1990 г. Следует иметь в виду, что Республика Беларусь может в любой момент вернуться к этому заявлению.

Также Литве не мешает напомнить, что практически вся промышленная инфраструктура Литовской ССР была создана в советский период. Энергетика Литвы, определяющая развитие государства, – также. В этой связи не мешает напомнить, что Литва в 1940 г. по выработке электроэнергии (80 млн кВт/ч) занимала последнее место в Европе. Вся современная энергетика Литвы была создана на советские капвложения. Одна Игналинская АЭС стоила Союзу более 5 млрд долларов, не считая возведение рядом с АЭС города атомщиков Снечкуса, ныне г. Висагинас.

Не мешает напомнить, что печально известную телебашню в Вильнюсе также возвели московские строители. Затем радио- и телецентр, находившиеся в телебашне, были наполнены аппаратурой за счет союзного бюджета. А это были весьма немалые средства.

Я перечислил далеко не все затраты, которые советские люди направили для создания промышленно-энергетического потенциала Литвы. Официальная российская статистика в 2010 г. сообщила, что известные и учтенные союзные вложения в Литву в советский период якобы составили более 72 млрд долларов США. Я же уверен, что эту сумму следует удвоить или даже утроить.

Уверен, что если бы в Конституцию СССР, в статью 72-ю, было бы внесено дополнение в том, что при выходе из СССР союзная республика обязана компенсировать затраты из союзного бюджета, вложенные в ее развитие, то литовские и другие сепаратисты моментально бы умолкли с заявлениями о выходе из Союза.

P.S. Удивляет, что Горбачев как политический деятель, совершивший все мыслимые и немыслимые ошибки, ряд которых следует расценивать как государственные преступления, 2 марта 2011 г. указом президента РФ по случаю своего 80-летия был награжден высшей наградой РФ – орденом Андрея Первозванного.

Значительная часть россиян, согласно опросам, крайне негативно восприняла новость об этом награждении. А как можно относиться к награждению высшим орденом РФ человека, о котором ведущая газета Германии Die Zeit («Время») писала так: «Горбачев сумел в конце концов полностью проиграть наследство Сталина, и сегодня над ним, как над Иванушкой-дурачком, издевается большинство русских, ибо он ни за что ни про что спустил мировую державу, которую русские строили на протяжении веков, да еще и пояс безопасности вокруг нее»?.

Как говорят, комментарии в этом случае излишни. Можно лишь сказать: «Не дай Бог России дождаться нового Горбачева!»

Просмотров: 83 | Добавил: POSTMAN | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Календарь
«  Июль 2022  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
    123
45678910
11121314151617
18192021222324
25262728293031
Архив записей
Ссылки

Официальный сайт КПРФ


Сайт газеты Правда



Рейтинг@Mail.ruRambler's Top100
Copyright MyCorp © 2022