Пт, 02 Дек 2022, 20:02 Приветствую Вас Гость | RSSГлавная | Регистрация | Вход
Меню сайта
Поиск




НАШ БАННЕР
Главная » 2022 » Октябрь » 21 » Очерк коммуниста Нальчика Павла Сидорука "Благородство и память!"
07:29
Очерк коммуниста Нальчика Павла Сидорука "Благородство и память!"

 

Предлагаем вашему вниманию очерк коммуниста Нальчика, председателя совета Кабардино-Балкарского общественного движения «За единение «Сябры» Павла Сидорука "Благородство и память" о белорусской девушке Асе Денисенко, которая много лет была единственным медицинским работником в далеком дагестанском районе.

 

Эта история напоминает о крепком и нерушимом братстве всех народов нашей могучей родины – СССР. В дни трудных испытаний и в дни мирного созидательного труда мы всегда жили единой семьей.

История Аси Денисенко бережно сохраняется в памяти многими поколениями дагестанцев. Если бы это происходило сейчас, то история стала бы поводом для многочисленных публикаций и интереса общественности,  а в те далекие времена она была обычным делом, просто работой, которую четно и добросовестно выполняла медицинская сестра Ася, чья жизнь трагически оборвалась в раннем возрасте, но имя её и её добрые дела помнят не только в Дагестане.

Алена Чернова

 


 

"Благородство и память" 

 

Приглашение от  председателя Дагестанской региональной общественной организации по развитию культуры и традиций «Уздени Дагестана» Умаханова Керимхана Амирхановича приехать в Дагестан не было неожиданным. Тем более,  накануне Дня Независимости Республики Беларусь. Мы давно поддерживаем друг друга при проведении общественных мероприятий  на Северном Кавказе, по России, в Беларуси. Подумал одно из очередных.  Но  приглашение  сопровождала информация, заставившая вздрогнуть, и о глаза,  выразители чувств … « 9 июля 2022 года, в 10 ч утра  на территории Цумадинской районной больницы Республики Дагестан запланировано открытие памятника легендарной медицинской сестре из Белоруссии Асе Денисенко». Нельзя сказать, что я не слышал  о  любви и благородстве горцев к славянской девушке, об этом пишут, фильм можно посмотреть на Ютуб канале «Мир оставляю вам», снятый Центральной студией документальных фильмов СССР, но что она из Белоруссии, каюсь,  не знал.

Это короткое повествование для тех: чьи Сердца не заржавели от самолюбования, чьи Души не закупорены Злом и, чья память жаждет отозваться на Величие Человека в нашем таком не простом  мире! Это повествование о короткой, прекрасной и трагической жизни Аси Денисенко! Которую раскрыл и сохраняет  о ней память по настоящее время уроженец Цумадинского района,  республики Дагестан, доцент кафедры травматалогии и ортопедии  российского университета Дружба народов Магомед Абдулхабиров.

Когда мир насыщен злом и страданиями,  нам в самый раз вспомнить милосердную христианку Асю Денисенко, которая беззаветно служила мусульманам и отдала жизнь горцам Дагестана!  Непостижимый подвиг! Мир разделен не только государственными границами, но ещё и враждой между людьми, а это самое страшное и ужасное. Человечество в поисках спасительной идеологии. Разве жизнь незабвенной Аси Денисенко - не образец высшего гуманизма?! Она и есть белый журавль, который, как гласил Расул Гамзатов в своем знаменитом стихотворении «Белые журавли»: «…из-под небес по-птичьи окликает всех нас, кого оставил на земле…» Корни её родителей украинские, а на дагестанской скале высечены слова : «Москвичка Ася Денисенко»; и на базальтовом камне, что у родника в Хушети выгравировано: «Родник Аси» («Асял ицц»). Она хорошо владела русским, белорусским, украинским, дидойским (бесписьменным) и аварским языками! Не отыскать в мире второй с такой Судьбой! Дагестанский журавль с белорусскими крыльями!

Отец ее - Денисенко Степан Петрович из Городскокого района Белоруссии прошел дорогами войны от Бреста до Сталинграда, а затем до Кенигсберга и Праги. Награжден орденами и медалями, в том числе «За победу над Японией».  после войны подполковник С.П. Денисенко служил  в Приморском крае и в Буйнакске (Дагестан). Мама- Карпова Ольга Яковлевна из Витебской области умерла от туберкулеза легких в возрасте 27 лет. Ася вместе с младшим братом Геннадием воспитывались в детском доме сначала в Приморском крае, а затем в Буйнакске, ибо в связи с военной службой, отец не мог быть с детьми. Ася хорошо знала грусть и тяжесть сиротства.

Училась Ася Денисенко в Дагестанском фельдшерско - акушерском училище. Ей, как отличнице, воспитаннице детского дома и сироте директор училища Изет Шапиевич Мунчаев предложил остаться работать в Махачкале, но она попросилась  в самый трудный и отдаленный район Дагестана. И в районе попросилась в Хушет - в самый отдаленный аул района, что на вершине 2900 метров над уровнем моря. Непостижимо! Недосягаемо! Проверяла себя или же это генетика отцовской отваги!? Август 1957 года. Дагестан – далекий, горный край. По райцентру Цумадинского района - Агвали быстро пронеслась весть о том, что среди  приехавших   на работу в район есть девушка сказочной красоты с улыбкой «живой Джоконды». Когда же главный врач района Мариям Кахиева увидела Асю, то решила, что в высокогорные аулы её небезопасно отправлять, и предложила ей место медсестры в районной больнице.

Из дневника Аси: «М. М. Кахиева старалась устроить меня  получше, не понимая, что лучше для меня там, где труднее, и в Цумаду - самый отдаленный район Дагестана - я попросилась, несмотря на предостережения подруг. «Цум» по аварски - это «Орёл». Значит, судьбе угодно быть мне Орлёнком».

Ася стала заведующей фельдшерско-акушерским пунктом, в ведении которого были друг от друга далеко расположенные 5 аулов и 25 хуторов. Хушет  находится в 94 км от районного центра, куда пешком идти двое суток летом, а зимой - трое суток. Часть дороги проходит через край скалы по опасной дорожке «Орлиное гнездо» с навесными бревнами и бурлящей рекой внизу в 70 метрах. Позже эту скальную гору назовут Асиной горой.

По прибытию в Хушет восемнадцатилетняя Ася написала в дневнике : «Я в Хушете. Мозоли на ногах… Усталость безмерная. Кажется, что смогу встать лишь через неделю. Но это с непривычки. Какой могучий. Красивый и суровый край! Никогда не видела такого. Я в поднебесье. Заворожена. Персики в долинах, ледники перед домом, а орлы летают под окнами. Сказка. Божественная красота. Дивно. Кино бы снять!»

На следующее утро Ася попросила сопровождающего и пешком отправилась обходить все хутора, аулы, фермы, чабанские стоянки и летние пастбища. На все это ушло неделя. Она радостно удивлялась новому миру, открывшемуся перед ней, новым людям, их характерам, традициям, открытости, душевности, дружелюбию и бесхитростности.

Ася заводит медицинские карточки на всех жителей участка, ведет прием и патронаж больных. Берется за изучение письменного аварского и бесписьменного дидойского языков. Очень скоро она уже могла изъясняться с горцами на их родных (аварском и дидойском) языках. Обращаясь к больному, повторяла: «Пожалуйста, поправляйтесь! Ради детей, ради Аллаха! Не подводите меня!»

Из дневника Аси: «Ни радио. Ни магазина. Ни телефона. Ни дорог. Нет клуба, почты, газет, электричества. Зато здесь есть гипсовый бюст Ленина с разбитым носом и оторванными ушами. Кто, как, на чём и зачем его доставил на эти вершины? Мечеть превратили в колхозный склад. Это плохо. Продуктов нет. Дров нет. А работы много. Добираться сюда тяжко. Не хныкать! И раньше не легче бывало: не унывала же…». Кстати, до Цихалах и Хушети до сих пор нет автомобильных дорог, а люди живут на этих вершинах. До Хваршины пробуравили автодорогу по краям утесов. Эти горы напоминают Гималаи. Поклонимся жителям этих суровых вершин. Здесь рай летом и ад - зимой, ибо нереально сюда добираться и отсюда выезжать.

Бывший секретарь Хушетинского сельского совета Рамазан Салихов рассказывал: «О работе Аси можно было бы написать Большую Книгу. Она была очень душевным, дорогим, желанным и родным человеком в каждой семье наших аулов. Она рассеяла все наши подозрения о пренебрежительном отношении русских к горцам, что генетически передалось нам ещё с истребительных походов Ермолова, Воронцова, Грабе, Барятинского и других царских генералов против дагестанцев и чеченцев во время шестидесятилетней Кавказской войны. Ася была направлена нам Богом и Судьбой».

Люди назвали медицинский пункт в небольшой сакле «Асиной больницей», и стала Ася для горцев и Институтом Склифосовского, Министерством здравоохранения и Исповедальней. Девушка была единственным квалифицированным медицинским работником на добрую сотню километров суровой местности этого района Дагестана. « Возле тяжелобольного или роженицы, оказывая помощь, не редко Ася бывала до утра. Очень грамотная была и обладала большим талантом утешения и успокоения; ей верили и это сильно помогало больным» ( санитарка Салихат Магомедова) Особенно заботилась она о детях- сиротах, ибо помнила о своем детстве.

Из дневника Аси: "Дров ещё не заготовили на зиму. Лекарств не хватает. Денег не дают. Женщины сено таскают на спине, им тяжко, и болеют они тяжело. Им нужны лекарства. Ругалась с председателем колхоза, который нагружает женщин непосильной работой ради выполнения колхозных планов».

«Вчера снова поругалась с председателем колхоза. И снова из-за женщин. Непосильно они работают. Им даже болеть некогда из-за детей, семьи, коров и колхозных работ. Докажу я все-таки правду со справочником в руках этому феодалу, который утверждает, что женщины живучие».

Никто не обижался на Асю, ибо все знали об её бескорыстии, профессионализме и отважности. Она была для них Абсолютным Авторитетом и Большой Надеждой!

Из дневника Аси: «В январе надо сходить в Агвали, взять лекарства. Денег (10 рублей в месяц) на лекарства не хватает. Приходится из своей зарплаты докупать. Здесь я одна на несколько тысяч человек. Бывают случаи, когда ты и терапевт, и акушер, и хирург, и окулист, и анестезиолог».

«Бывает трудно и даже очень. Опять буду тащить все на себе. Лошадь не дали, черти. Боятся, что вместе с лошадью я упаду в пропасть. А мне прививки детям делать надо. Завтра иду в обход по хуторам, чтобы выявить больных. Снег выпал по колено. А в чем идти? Здесь в обычной обуви не пройдешь. Нужны теплые сапоги с шипами или шатабы местные, а их у меня нет. Только туфли».

Старейшина Хушети Магомед Эльмурзаев вспоминает: «Она много читала. Мало спала. Доила вместе с горянками коров. Косила сено вместе с мужчинами. Была веселой, как ребенок и лихой, как джигит. Каждый считал для себя за Честь принять её в своей семье. Она была Ангелом. Никто не посмел бы её обидеть. Мы осиротели без неё». Эльмурзаев тяжело вздохнул, остановился в задумчивости, а затем продолжил: "Ася изучала народную медицину, готовила и назначала больным настойки на талой воде целебных трав, коих в горах огромные плантации. Здесь бы изготовить лекарства! Ася интересовалась акупунктурой, которую издревле здешние люди проводили с помощью игл из смолистых деревьев, мастерски вправляла вывихнутые и сломанные кости, применяла мануальную терапию. Её пытливый ум занимало все, что шло на пользу людям».

Из дневника Аси: «Поговаривают, что меня собираются переводить в райцентр, а мне хочется остаться здесь. Наверное, это называется чувством Дома. Ведь дома-то у меня не было всю жизнь. Здесь я всех знаю: каждого ребенка, каждую женщину, каждого мужчину. Знаю каждую тропинку и каждый родник. И меня все знают. Кажется, что меня узнают даже горные туры. Меня любят все. И я их люблю. Я счастлива с ними!».

И все-таки после долгих уговоров главврача больницы Ася согласилась переехать в районную больницу главной медицинской сестрой, где её профессиональный и организаторский талант проявился ярко. Она стала душой и стержнем Цумадинской больницы. Она была весёлой и требовательной. Ася стала ещё более красивой и грациозной. «Несмотря на тяжелое детство,  Ася росла крепкой, очень подвижной, жизнерадостной и ласковой; училась только на отлично; дикция была хорошая, могла бы стать известной артисткой; когда мы жили в Буйнакске, то присылала нам мясо, сыр, масло и муку, вспоминает жена брата Геннадия.

Из дневника Аси: «Меня, по-прежнему, не оставляет мысль об учебе. Смогу ли я поступить в институт? Смогу! Я не хуже других! Удивляюсь себе: работаю, работаю и не устаю. Откуда силы берутся? Молодых специалистов для профессионального становления, непременно нужно направлять в самые трудные участки. Тогда они вынуждены стать профессионалами. Обстановка заставит».

Через год после перехода Аси на работу в районную больницу делегация уважаемых аксакалов Хушети и других аулов пришли к главному врачу с просьбой « вернуть нам нашу Асю. Нам плохо без неё!». А, ведь, Ася намеревалась поступить в Дагестанский медицинский институт. Уверен, что Ася могла бы стать крупным ученым по медицине!

Пригласили в кабинет главврача и Асю. Что она скажет? Не хотели ее отпускать, но и отказать жителям отдаленных аулов было неудобно, ибо никто, даже мужчины- фельдшера, не хотели работать в таких тяжелых условиях за мизерную зарплату в 45 рублей. Ася обняла аксакалов, что не очень принято в горах и сказала твердо: «Они любят меня, и я люблю их! Я тоже скучаю без них. Поеду. Я там нужнее! Если не отпустите, то уеду из района». Марьям Муслимовна знала её решимость и твердость.

Марьям Кахиева, по-матерински обняла Асю, поблагодарила её за отличную работу в районной больнице и, нехотя отпустила, но попросила аксакалов «Берегите всеми нами любимую Асю!».

Потом пожалеет Марьям Муслимовна, что отпустила Асю и будет себя упрекать в этом. Но это будет через два года. А пока же они - Ася и аксакалы - вместе шли пешком все 94 км по трудным и опасным тропам горных туров. О, снять бы этот сюжет Ангела и Горцев, как завещание человечеству быть Людьми, а не варварами!

Она работала в районе уже седьмой год, хотя после трех лет работы официально могла бы уехать на работу в более благополучные районы Дагестана или в любой город Советского Союза. Она была бы всюду желанной.

И вновь продолжилось её ещё более одержимая работа, а точнее великое служение Аси горцам. Она уже не мыслила иную жизнь без добрых жителей этих суровых гор. И решила Ася для себя, что она уже не уедет отсюда никогда. «Мы- мальчишки очень любили Асю. Вместе с ней ходили за грибами, а их в горах великое множество. Горцы же не очень увлекаются грибами. А у озера мы купались вместе с ней. Для нас она была как мать. Теперь это озеро называется озером Аси..». Ахмеду Османову стало тяжело при вспоминании об Асе.

Она хорошо знала и уважала традиции людей, которых она искренне полюбила. А перед началом исламского религиозного поста по дневному воздержанию в течение месяца от еды и воды, она приходила к сельскому имаму со списком сельчан, которым по состоянию здоровья опасно воздержание от еды и воды. Мнение Аси было авторитетным и для исламских проповедников тоже. Из-за уважения к жителям этих вершин она сама стала соблюдать исламский пост, не будучи мусульманкой.

Ася призывала мужчин быть бережливыми к женам, дочерям, сестрам, матерям. Она изумлялась яркой красоте горянок, которая быстро увядала из-за горного солнца, ветров и холода на вершинах, а также из-за тяжелого труда в семье и в колхозе. Косметикой здесь не пользовались.

И снова дорога из Хушети в Агвали на ежемесячные совещания медиков района с отчетами и за лекарствами. И, когда в Дагестане началась компания переселения на равнину горцев, живущие в труднейших условиях, то Ася, которой тоже выдали Переселенческий билет в Новые Хушети с финансовым обеспечением, твердо заявила, что «и я перееду, ибо без Вас уже мне не жить, но я перееду на равнину только вместе с последним хушетинцем!» Никто не посмел ей возражать. А может надо было уговорить её?

Из дневника Аси: «По пути в Агвали лёд провалился, и я упала в Андийскую Койсу, меня понесло. Хорошо, что не в основной поток попала. Вылезла, пошла еле-еле и вся во льду дошла до ближайшего села- Цумада-Урух. Там меня встретили незнакомые люди, переодели в новую одежду, накормили хинкалами, мясным бульоном и даже чесноком, чтобы не простудилась, и уложили спать. Не простудилась».

…Всякий раз по пути в райцентр Ася останавливалась в Нижних Хваршинах у Хандулай. Добрая горянка полюбила Асю, как свою родную дочь.

Беда подстерегла ее 13 марта 1965 года. Ася, как обычно, по пути из Агвали в Хушет, пришла к Хандулай поздним вечером. В горах еще лежал снег…

В ту ночь Хандулай постелила своей Асеньке постель, надела собственноручно сшитую ночную рубашку, приложила руку ко лбу, прочла молитву и ушла спать. То ли всерьез, то ли в шутку Ася иногда просила научить ее молитве, но Хандулай отговаривалась и вполне серьезно отвечала: «На таких, как ты, Бог сам должен молиться!».

…Хандулай рано встала на утреннюю молитву. Встала и Ася, она оделась и собралась в дорогу. Хасбула,- муж Хандулай, стал ее отговаривать, говоря, что за ночь выпал много снега, дорога скользкая и опасная. Ася объяснила, что её ждут в Хушети роженица и пастух с воспалением легких. Ответила ему на аварском: «Что это с Вами, родной мой Хасбула? Перестали мне доверять? Неужели за 9 лет я не познала коварство и любовь горных дорог?»

Ася хорошо знала, что мусульманская молитва не прерывается даже под угрозой смерти, и понимала, что после молитвы Хандулай не отпустит её, уговорит остаться. Поэтому она подошла к женщине, ставшей для нее матерью, встала перед ней на колени, поцеловала в лоб и руки, тихо попрощалась, взяла рюкзак и ушла. После ее ухода Хандулай не находила себе место, упрекала мужа, выходила на улицу, сердце чувствовало беду. Казалось что, прошла вечность…

Через три часа пришел сосед и позвал Хасбулу. Что-то прошептал ему за дверью. Мужчины быстро ушли в ущелье…Вы знаете, каким бывает свежий снег в горах! Белый, белый! И на этом сверкающем от утренних лучей солнца на снегу, в ущелье лежала Ася… Она лежала на белом снегу под скалой у речки. Часы на руке еще шли. Казалось, что смерть не коснулась ее прекрасного лица.

Хасбула подошел к Асе, опустился на колени, закрыл ее глаза, стер следы крови с лица, снял с её плеч рюкзак с лекарствами, прочитал молитву и…не сдержался - заплакал навзрыд, заплакал безудержно, что с суровыми горцами случается чрезвычайно редко или никогда ... Люди уложили погибшую на лестницу, привязали веревками. Помогая друг другу, хваршинцы стали подниматься в аул. Скорбным был этот путь.

Дверь маленькой сакли отворилась. Хасбула обнял жену и сказал: «Вернулась наша дочка, чтобы ты простилась с ней». Хандулай подбежала к Асе, целовала ее, трясла, кричала, звала, умоляла проснуться…». И горьким плачем горских женщин об Асе наполнилось все пространство между звездами и горами Дагестана. И когда вслушаешься, то эхо этого плача до сих слышится в скалах этих вершин. «О, зачем, зачем ты оставила нас? Почему мы не уберегли тебя? За что нас лишили счастья обнимать тебя? Простят ли нас Аллах, твой брат и люди, знавшие и полюбившие тебя?..».

Геннадий работал медбратом в туберкулёзной больнице в Буйнакске. Приехал и он на похороны единственной сестры. Приехал и председатель Цумадинского райисполкома Магомед Абдухалимов. И обратились хушетинцы и хваршинцы к брату с мольбой оставить сестру навсегда с ними рядом, а не увозит её в далёкую Белоруссию. И согласился брат.

По традиции горцы оделись во все черное и пошли хоронить любившую их и любимую ими Асю. Пришли и жители всех окрестных аулов и хуторов тоже. Каждый бросил горсть земли в ее могилу. А после прощальной молитвы на могильном камне крупными буквами высекли: «ПОДНЯЛАСЬ И ВОЗВЫСИЛАСЬ».

Ася поднялась к людям, служила им, а они возвысили её!

Покуда  эти горы стоят, и люди их не покинули, имя, образ и подвиг Аси Денисенко не забудутся! И уже в тысячелетних исчислениях Дагестан и Ася Денисенко вместе! Когда у сельского почтальона Саадула Давудова из Митрада родилась дочь в день похорон Аси, то он назвал её именем Аси. Не с той ли поры много имен Ася в Дагестане!

Имя и подвиг белорусской медсестры Аси Денисенко с украинской фамилией отныне и на тысячелетия в сердцах благодарных дагестанцев!   Могила Аси Денисенко находится в с. Нижние Хваршины  Цумадинского района Республики Дагестан, где на каменном ее надгробии выгравированы два слова «ПОДНЯЛАСЬ и ВОЗВЫСИЛАСЬ», что означает: Ася не убоялась, а поднялась к жителям поднебесья, полюбила их, вдохновенно служила им, а по пути к роженице упала со скалы и погибла. На мраморной плите памятника высечены слова: «Незабвенная, восхитительная и родная наша сестра АСЯ ДЕНИСЕНКО! Помним Тебя и Твой Подвиг!  Судьбой мы были одарены Тобой! Ты не погибла в горах по пути к роженице, а на века поселилась в сердца благодарных дагестанцев! Ты поднялась к людям, служила им и возвысилась! Ты повседневно с нами во всем героическом, благородном и возвышенном!». Решением администрации села Хушеты фельдшерско-акушерский пункт именован в ФАП имени Аси Денисенко. Своим приказом Министерство здравоохранения Республики Дагестан учредило Диплом имени Аси Денисенко, который вручается лучшим медсестрам, фельдшерам и акушерам Дагестана и памятную медаль имени Аси Денисенко «За безупречную работу и героическую верность профессии». Планируется наименование кабинета главной медицинской сестры Цумадинской районной больницы именем Аси Денисенко, ибо она в течение года блестяще выполняла и эту работу. Она могла бы стать выдающимся профессором медицины!  Нам бы проявить усердие, чтобы мировое сообщество знали о подвиге юной, героической медсестры Аси Денисенко с украинской фамилией, снять бы о ней художественный фильм! Надо бы еще, наподобие Международной медали имени Флоренс Найнтингейл из Лондона, учредить медаль Союзного государства имени Аси Денисенко, для вручения лучшим медицинским сёстрам Белоруссии и Росси, да мало ли что можно? Но кто?

Председатель совета Кабардино-Балкарского общественного движения «За единение «Сябры» 

Павел Сидорук

На фото: памятник Асе Денисенко, установленный в селе Агвали, в Дагестане

 

 

Просмотров: 103 | Добавил: POSTMAN | Рейтинг: 5.0/2
Всего комментариев: 0
Календарь
«  Октябрь 2022  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
     12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930
31
Архив записей
Ссылки

Официальный сайт КПРФ


Сайт газеты Правда



Рейтинг@Mail.ruRambler's Top100
Copyright MyCorp © 2022