Ср, 18 Май 2022, 09:16 Приветствую Вас Гость | RSSГлавная | Регистрация | Вход
Меню сайта
Поиск




НАШ БАННЕР
Главная » 2022 » Февраль » 22 » Газета "Правда", №12 от 4-7 февраля 2022 года
01:27
Газета "Правда", №12 от 4-7 февраля 2022 года

Обязаны отстоять!

С тех пор, как Грудинин был выдвинут КПРФ и народно-патриотическими силами кандидатом на пост главы государства, планомерно ведётся откровенно рейдерский захват совхоза. В судах принимаются далёкие от понятий справедливости и законности решения, на основании которых у предприятия отняты здания, изъяты квартиры у близких родственников, друзей и коллег П.Н. Грудинина, арестованы весь земельный фонд хозяйства и пакеты акций всех крупных его акционеров, выступающих за сохранение совхоза.

Но трудовой коллектив предприятия, не теряя духа, борется за правду и продолжает успешную сельскохозяйственную деятельность. И в этой борьбе их поддерживают все коммунисты Подмосковья.

Выражая солидарность с тружениками совхоза, серпуховские коммунисты встали в одиночные пикеты. Они благодарят работников передового хозяйства за пример мужества и стойкости в эти непростые времена.

В поддержку совхоза и его директора П.Н. Грудинина выступили и коммунисты в Красногорском районе. В час пик они встали в пикеты вблизи железнодорожных станций Павшино, Красногорская и Нахабино. Активисты КПРФ раздавали прохожим последние номера партийной газеты «Подмосковная правда».

На днях акцию протеста против произвола в отношении П.Н. Грудинина и cовхоза имени Ленина провели коммунисты в Егорьевске.

 

Указ для рапорта

Поселковый учитель английского языка и депутат от КПРФ Оричевской районной думы Дмитрий Пожидаев вышел в городе Кирове к крыльцу областной приёмной президента России на одиночный пикет, чтобы обратить внимание властей на низкооплачиваемый труд педагогов.

«Мы увеличивали, увеличивали и наконец увидели самый маленький объект во Вселенной — ставку учителя в России», — иронизирует в соцсетях коммунист.

— Президент Владимир Путин ещё 9 лет назад в своих указах постановил сделать так, чтобы средняя заработная плата педагогов была равна средней по региону, — напоминает Дмитрий. — А что в итоге? Мне кажется, чтобы получилась хорошая цифирь, чиновники просто всех сложили и посчитали среднее арифметическое. Однако не учли то, что примерно 80% педагогов перерабатывают. Я, например, с сентября веду немецкий, хотя мои профили — английский и культурология. Собственно, поэтому и пишу на плакате, что указы Путина работают только в красивых отчётах и рапортах, тем временем учителю приходится выживать.

 

«Майдан» по-канадски

Массовые выступления водителей-дальнобойщиков

Всё началось неделю назад с массовых выступлений водителей-дальнобойщиков, протестовавших против обязательной вакцинации от коронавирусной инфекции. Они начали свой автопробег со всех концов страны в столицу, по пути колонна росла за счёт присоединявшихся к ней в массовом порядке сочувствующих, далеко не во всех случаях водителей большегрузов, нередко — простых автовладельцев. И вот к середине минувшей недели десятки тысяч фур и других машин въехали в Оттаву, где «бунтовщики» были с восторгом встречены жителями столицы, также поддержавшими их акцию. Демонстранты блокировали здания парламента и правительства, премьер-министр страны Джастин Трюдо «из соображений безопасности» покинул Оттаву и перебрался в одну из своих загородных резиденций.

А что же канадские власти? Пока они лишь усиливают полицейские силы в столице, подключив к охране порядка даже конную гвардию. И мучительно думают над выходом из создавшейся ситуации.

Однако протест не утихает. Масла в огонь добавило и заявление сбежавшего из Оттавы премьер-министра Джастина Трюдо, который не только отказался отменять антиковидные меры, но и назвал митингующих «маргинальным меньшинством». Ответом стали новые массовые акции этого «меньшинства»: не только в Оттаве, но и на улицах других канадских городов митингуют уже более 2 миллионов человек. Колоссальная цифра для далеко не самой густонаселённой Канады.

А пока власти думают и гадают, с какой стороны и под каким углом начинать переговоры с «бунтовщиками», ситуация в стране продолжает обостряться. Ведь «восставшие маргиналы» отвечают за грузоперевозки, а из-за паралича поставок могут очень быстро опустеть полки магазинов, что грозит нынешним властям ещё более масштабным восстанием по всей стране.

 

Вынудили пойти на крайнюю меру

Медсёстры родильного дома в Коломне начали голодовку

Кто ещё наивно полагает, что забастовки, а тем более голодовки как составляющая борьбы трудящихся ушли далеко в прошлое и мы перекочевали в «цивилизованный» капитализм, могут ознакомиться с бюллетенем голодовки протеста младшей медсестры Коломенского перинатального центра (КПЦ) Натальи Трухиной. Бюллетень размещён на странице в социальной сети «ВКонтакте» профсоюза «Действие», в котором состоит младшая медсестра. В ближайшее время к ней планируют присоединиться ещё пять её коллег.

Второго февраля Наталья вышла на работу в 8.00 на 12-часовую смену, с этого же времени началась и её голодовка. Через пять дней к этой акции присоединится ещё одна медсестра и так далее.

Окончательное решение о начале голодовки было принято медсёстрами 1 февраля, после того как главный врач КПЦ Татьяна Шаврак не явилась на совещание по рассмотрению требований медсестёр, которое она сама организовывала по поручению комиссии минздрава Московской области. Были представители надзорных органов, профсоюзов, но от работодателя не было никого.

— Голодовка — крайняя мера, и к ней мы подошли вынужденно, — говорят младшие медсёстры ГБУЗ «Коломенский перинатальный центр».

С 2019 года остановлена индексация зарплат, и это при том, что за это время уже дважды проведено сокращение штатов — соответственно нагрузка на оставшихся медсестёр значительно возросла. Перед каждой реорганизацией на общих собраниях обещали повысить заработную плату, но за последние два года этого так и не произошло, — комментирует для СМИ первичная организация профсоюза медиков «Действие», созданная в КПЦ. В 2019 году со всеми совместительствами и премиями младшие медсёстры могли получать до 40 тысяч рублей в месяц, сейчас же никак не выпрыгнуть за 29—32 тысячи рублей, при этом объёмы работ выросли вдвое. Это — 12-часовая рабочая смена, обслуживание нескольких постов одновременно, без перерывов на обед.

Сегодня вместо 160 младших медсестёр, предусмотренных штатными нормативами минздрава России, работают всего 22 младшие медсестры и около 20 уборщиц. Младших медсестёр «нагрузили» обязанностями полностью сокращённых санитарок, хотя по профессиональным стандартам это недопустимо: разные профессии и разные трудовые функции.

Такое положение дел не только вылилось в фактически рабский труд младших медсестёр, но и ставит под угрозу находящихся в Коломенском перинатальном центре женщин и детей. К примеру, после 20.00 младшие медсёстры приёмного отделения вынуждены обслуживать одновременно несколько отделений и восемь постов, а ещё при большом количестве родов их зовут на помощь в родильные отделения, объясняют младшие медсёстры.

 

Мошенничество под протекающей крышей

Историй, связанных с некачественным и затяжным капитальным ремонтом, — пруд пруди. Поэтому уже несколько лет в обществе вокруг платежей за капремонт не утихают споры. И за это время вопросов меньше не стало, а скорее, даже наоборот.

Россияне искренне не понимают: почему они должны заранее оплачивать услугу, которая будет оказана в отдалённом будущем? Плата за ещё не оказанную услугу сильно смахивает на мошенничество или аферу. Только представьте, что вы пришли, скажем, в парикмахерскую, а вам там говорят: «Заплатите за стрижку сейчас, а пострижём мы вас через 10 лет». Абсурд! Но в сфере ЖКХ он почему-то поддерживается государством.

Ещё в 2015 году россияне собрали более 1 млн подписей против навязанного правительством РФ и «Единой Россией» платежа за капитальный ремонт. Но это мнение было привычно проигнорировано антинародной правящей партией.

Граждане не понимают, почему они выплачивают взносы на капитальный ремонт, попадающие в «общий котёл», а затем из этого «котла» берутся средства на ремонт домов, не являющихся собственностью людей, которые делали отчисления? Иными словами, они почему-то оплачивают своими деньгами ремонт чужой недвижимости. Снова бред и абсурд! Также не ясно, почему граждане должны ремонтировать за свой счёт те ветхие и аварийные дома, по которым государство ранее не выполнило своих обязательств по ремонту?

Много вопросов по срокам. Изначально чиновниками утверждалось, что 30-летний срок реализации программы позволит накопить необходимые средства. Предполагалось, что первыми будут отремонтированы самые старые дома. Однако практика последних лет показывает совсем другое.

Например, в городе Рославле Смоленской области капитальный ремонт был сделан в трёх пятиэтажных кирпичных многоквартирных домах, построенных в 1992 и 1996 годах, а в другом смоленском городе — Велиже многоквартирный кирпичный дом, построенный в 1952 году, будет ждать своей очереди на капремонт аж до 2029—2033 годов. То есть дом в Велиже будет отремонтирован, когда ему исполнится 81 год! И это не единичный случай.

Почему дома, которым едва исполнилось 18—20 лет, ремонтируются значительно раньше, чем 60—80-летние? Неужели у более новых зданий и износ больше? Где логика? А может, расчёт на то, что жильцы старого дома просто не дождутся ремонта? На основании чего определяется очерёдность ремонта?

На все эти вопросы чиновники почему-то не спешат давать ответы. При этом известно, что сроки проведения капремонта, как правило, устанавливают органы местного самоуправления. Зачем и для чего тогда нужен фонд капитального ремонта? Ведь получается, что это обычная посредническая контора, которая живёт за счёт налогоплательщиков и по большому счёту ничем полезным не занимается.

 

Экономический аспект нагнетания мировой напряжённости. Татьяна КУЛИКОВА, экономист.

На российском финансовом рынке январь выдался напряжённым. Курс национальной валюты падает: начав год с 75 рублей за доллар, на минувшей неделе он достигал отметки 80 рублей, и, чтобы стабилизировать курс, ЦБ пришлось отказаться от покупок валюты в рамках бюджетного правила. Казалось бы, причина турбулентности очевидна: внешняя политика. Но дело не только в ней. Международное положение и угроза новых «страшных» санкций в отношении России наложились на общую для всех мировых финансовых рынков обстановку нервозности, вызванную начинающимся ужесточением денежно-кредитной политики ведущих мировых центробанков.

В развитых странах инфляция достигла уровней, невиданных несколько десятилетий, и стала серьёзной политической проблемой. Так, например, в США по итогам 2021 года индекс потребительских цен вырос на 7%, что вызвало активное недовольство подавляющего большинства населения. Теперь если власти США не начнут всерьёз бороться с инфляцией, то Демократическая партия, к которой принадлежит президент Байден, в настоящее время контролирующая обе палаты конгресса, неизбежно с треском проиграет предстоящие этой осенью промежуточные выборы и контроль над законодательной властью в США перейдёт к республиканцам.

Кроме того, в течение всего 2021 года Федеральная резервная система (ФРС) и другие ведущие мировые центробанки продолжали накачивать финансовые рынки свеженапечатанными долларами, евро и фунтами стерлингов, в упор не замечая разгоняющуюся инфляцию. И теперь международные инвесторы, с удивлением наблюдавшие за этим, начали задумываться о возможном крахе мировой финансовой системы и основных фиатных валют, включая доллар США. Так что ведущим мировым центробанкам надо было срочно восстанавливать свою репутацию, и они приступили к ужесточению денежно-кредитной политики.

Мы подробно писали об этом в нашей недавней статье «Монетарный разворот: надолго ли?» (Правда, №141, 23.12.2021). С тех пор риторика ФРС стала ещё более жёсткой: теперь речь идёт не только о трёх или даже четырёх повышениях ставки в 2022 году, но и о запуске примерно с середины года так называемого количественного ужесточения. Имеется в виду сокращение баланса ФРС, то есть операция, обратная количественному смягчению, — по сути «печатный станок наоборот». Пока это только риторика, «словесные интервенции»; никаких обещаний ФРС не даёт и конкретных дат и цифр не называет, ограничиваясь общими фразами типа «будем действовать быстрее, чем предполагалось ранее», но турбулентность на мировых финансовых рынках (о которой мы предупреждали в указанной выше статье) уже началась.

Так, например, основной американский фондовый индекс SP-500 последний раз обновил исторический максимум 4 января этого года — 4800 пунктов и начал резко снижаться; на минувшей неделе он падал почти до отметки 4200 — снижение чуть больше 10%. По историческим меркам это немного, но на фоне практически непрерывного, как по линейке, роста от минимумов марта 2020 года (тогда индекс падал до 2200 пунктов) это выглядит как большой провал.

При этом более рисковым, спекулятивным активам досталось ещё сильнее. Один из наиболее «пострадавших» классов активов — это криптовалюты. Весь их стремительный взлёт в 2021 году был следствием денежного цунами от мировых центробанков, так что теперь, когда денежная волна спадает, криптовалюты дешевеют. Так, основная криптовалюта — биткоин — сейчас котируется в районе 35—38 тыс. долларов за единицу, упав почти вдвое по сравнению с максимумом порядка 70 тыс. долларов, достигнутым в ноябре.

Кстати, в связи с этим имеет смысл упомянуть дискуссию, проходящую сейчас между нашими ЦБ и минфином в отношении криптовалют. В опубликованном недавно докладе ЦБ предложил запретить криптовалюты в России, ссылаясь на то, что они угрожают финансовой стабильности, а также несут риски больших финансовых потерь для экономики и для населения. В ответ на это минфин выдвинул альтернативное предложение: не запрещать криптовалюты, а регулировать их, и даже предложил «дорожную карту» такого регулирования.

Дискуссия о криптовалютах вышла на уровень президента, который поручил ЦБ и минфину выработать согласованную позицию, а в минувший четверг агентство «Блумберг» сообщило, что Путин поддерживает концепцию минфина. Так что, по-видимому, она и будет реализована, что, на наш взгляд, является большой ошибкой. Как мы уже объясняли, судьбы биткоина и прочих криптовалют в стратегической перспективе весьма туманны (см. «Мания биткоина: повторение пройденного», Правда, №17, 18.02.2021), и нынешнее столь значительное падение их котировок на фоне едва начавшегося монетарного ужесточения только подтверждает этот тезис. Так что развитие инфраструктуры оборота криптовалют и индустрии их майнинга (добычи) суть выброшенные деньги, которые могли бы быть направлены на инвестиции, более полезные для нашей экономики.

Однако вернёмся к основной теме нашей статьи. Ужесточение денежно-кредитной политики ведущих мировых центробанков чаще всего приводит к усилению оттока капитала из развивающихся стран, поэтому их рынки оказываются под давлением. Именно это сейчас и происходит. Для России внешнеполитические проблемы дополнительно усугубляют положение, но даже если бы их не было вообще, в подобной ситуации мы всё равно увидели бы и ослабление рубля, и падение российского фондового рынка — хотя, возможно, оно было бы не столь резким.

Выскажем некоторые предположения о том, как будут развиваться события дальше — в перспективе ближайших нескольких месяцев. Как мы уже объясняли в упомянутой выше статье «Монетарный разворот: надолго ли?», ФРС рано или поздно вернётся к мягкой денежно-кредитной политике, так как рост процентных ставок губителен для по уши закредитованной экономики США, не говоря уже о фондовом рынке. Однако этот эффект проявляется с задержкой, так что в ближайшее время (на горизонте от нескольких месяцев до года) ФРС будет придерживаться сравнительно жёсткой денежно-кредитной политики. А значит, финансовые рынки развивающихся стран, включая Россию, будут под давлением.

Помимо общего негативного фона от ужесточения денежно-кредитной политики ведущих мировых центробанков, для российского финансового рынка ещё более значимым фактором в настоящее время является международное положение. Не вдаваясь в подробности ситуации, скажем лишь о некоторых экономических факторах, которые, на наш взгляд, делают более вероятным дальнейшее обострение и введение санкций.

Дело в том, что в ситуации, когда ФРС вынуждена сокращать выкуп государственных облигаций, в полный рост встаёт вопрос: кто будет финансировать гигантский дефицит бюджета США. То же имеет место и в Великобритании (в Европе эта проблема пока не стоит, т.к. там всё ещё продолжают печатать деньги). Поэтому этим двум странам сейчас особенно выгодно обострение ситуации в других регионах мира: это дополнительно усиливает отток капитала из соответствующих стран, который устремляется в «безопасное место» — в США и (в меньшей степени) в Великобританию.

В частности, эти капиталы идут на рынок американских гособлигаций, что помогает финансировать дефицит бюджета США. Поэтому неудивительно, что именно США и Великобритания всячески продвигают в информационном поле тему «российского вторжения на Украину» (они это делают даже более рьяно, чем сама Украина): им это просто экономически выгодно.

К настоящему моменту отработано всё, что можно было выжать из простых информационных вбросов: даже на очень жёсткие заявления американских должностных лиц инвесторы реагируют уже довольно слабо. Так что теперь, на наш взгляд, есть вероятность того, что США перейдут от слов к делу: как минимум введут санкции (уже вовсю идёт речь о «превентивных» санкциях, которые будут введены и без «вторжения на Украину»), а может быть, даже устроят провокацию на Донбассе.

Понятно, что санкции — это обоюдоострый инструмент: они принесут вред и западным компаниям, особенно Европе. Именно поэтому маловероятными выглядят такие санкции, как запрет на использование SWIFT. Введение эмбарго на экспорт энергоносителей из России также, на наш взгляд, маловероятно на фоне продолжающегося энергетического кризиса в Европе (хотя высокие цены на нефть — порядка 90 долларов за баррель нефти марки «Брент» — говорят о том, что международные инвесторы всерьёз относятся к возможности введения таких санкций).

А вот запрет на любые операции с российским госдолгом (сейчас американским инвесторам запрещено покупать российские гособлигации только при первичном размещении) теперь весьма вероятен. Инвесторы будут вынуждены продолжить распродавать российские гособлигации, и это станет дополнительным фактором оттока капитала из России. Они, конечно, понесут убытки, отдавая российские облигации по дешёвке, но теперь, когда привлекать капитал стало столь важно для США, их интересами американские власти легко пожертвуют. Санкции против крупнейших российских банков и компаний тоже весьма вероятны, поскольку не несут значимого негативного эффекта для западных стран.

Для России, обладающей огромными золотовалютными резервами, такие санкции некритичны. Поэтому не стоит ждать значимого дополнительного ослабления рубля на фоне их введения (если, конечно, не случится масштабной провокации на Украине). Тем более что ЦБ РФ, похоже, всерьёз готов защищать нашу валюту от устойчивого падения ниже 80 рублей за доллар. Всякий раз, когда курс пробивает эту отметку (пандемический обвал марта 2020 года, победа Байдена в ноябре того же года, и сейчас на обострении международной ситуации) ЦБ предпринимает усилия для поддержки рубля, и курс быстро стабилизируется.

Однако уже свершившееся ослабление рубля на таком фоне вряд ли исправится в ближайшие месяцы, а значит, оно станет ещё одним фактором роста инфляции в России. И потому ждём дальнейших повышений ключевой ставки от нашего ЦБ. А там уже и до рецессии недалеко…

 

Покушение на заповедные поля Тимирязевки

3 декабря 1855 года была образована Петровская ЗЕМЛЕДЕЛЬЧЕСКАЯ И ЛЕСНАЯ АКАДЕМИЯ. Этого требовало время: Россия нуждалась в высокообразованных специалистах аграрного дела.

Государство выкупило для вуза усадьбу «Петровско-Разумовское» с большим клином земли, на котором студенты, профессора могли опробовать передовые методы научного земледелия. В первые же годы был заложен Ботанический сад.

Тогда же из Петербурга приехал знаменитый архитектор Николай Бенуа. По его проекту на месте снесённого графского дворца воздвигли величественный дом с часовой башней. С тех пор это — главное здание академии.

В советское время вуз назывался так: Московская сельскохозяйственная академия имени К.А. Тимирязева. В народе её именовали коротко и ласково — Тимирязевка.

В 2005 году вуз переименован в Российский государственный университет — МСХА имени К.А. Тимирязева.

Но обратимся вновь к истории. В 1867 году профессор Петровской сельхозакадемии Иван Стебут, «классик научного земледелия», как пишется в энциклопедиях, основал опытную станцию полеводства — колыбель отечественной агрономии.

Заповедное, святое поле России! На нём в 1912 году светило отечественной аграрной науки Дмитрий Прянишников заложил ныне старейший на планете Земля «многофакторный опыт длительного применения удобрений, севооборота и бессменных посевов». Вот уже 110 лет он является бесценным не только для российской, но и для мировой агрономической науки. «Длительный стационарный опыт Тимирязевской академии уникален. Он представляется ценнейшим объектом для углублённых теоретических изысканий, особенно фундаментальных работ прогностического характера», — написали учёные из Ротамстеда — знаменитой опытной станции Великобритании.

«Стационарный полевой опыт МСХА является наглядным живым учебным пособием, демонстрирующим роль севооборота, удобрений и известкования в повышении урожаев на подзолах нечернозёмной полосы страны», — считает профессор кафедры растениеводства Тимирязевки Андрей Постников.

Опытное поле, наверное, помнит тепло рук русских учёных-аграриев с мировыми именами: К. Тимирязева, В. Вильямса, П. Лисицына, Н. Вавилова… Именно на этой земле Климент Тимирязев более двадцати лет проводил исследование, обогатившее мировую науку, — «Солнце, жизнь и хлорофилл».

Заповедное поле невелико — всего 30 гектаров. На нём набираются опыта студенты, экспериментируют учёные, выводят новые сорта различных культур селекционеры, осваивают комбайны и тракторы будущие агрономы.

В конце пятидесятых годов прошлого века эта часть Тимирязевского района бурно застраивалась новыми домами. Но тогда никто не покушался на заповедное поле.

А в «лихие 90-е» пошли разговоры — мол, великое это расточительство: почти в центре столицы пустует такая большая территория. В 2016-м началось наступление на заповедное опытное поле. Положившие на него глаз представители строительного бизнеса публично доказывали: «Рядом готовые коммуникации, сколько высоток можно возвести!»

Те, кто покушается на этот зелёный островок столицы, где колосятся хлеба, считают, что для опытов университету можно выделить землю в Подмосковье, в Тверской области. Загубим заповедное поле с уникальным опытом? «Это всё сантименты!» А как возить две тысячи студентов на то поле за тридевять земель от Москвы?

4 марта прошедшего года правительственная комиссия по развитию жилищного строительства разрешила продать 102 га опытных полей академии. Дескать, они не используются, на них растут сорняки. Центральный телеканал даже показал заросли бурьяна. Но то была пустошь на Красностуденческой улице. Москвичи обман сразу разоблачили. А потом один студент вуза пробился во время «прямой линии» с президентом и сообщил главе государства, что золотые земли опытного поля намереваются застроить «человейниками». Президент сказал: поле «оставить в покое».

Но натиск на другие земли прославленного вуза продолжался. И вот 14 октября 2021 года учёный совет академии дал «добро» на продажу Питерской корпорации «РСЛ» 24,3 га земель вблизи знаменитого опытного поля. Границы предложенного участка определены: Мичуринский сад, Верхняя аллея и Красностуденческий проезд.

Доверительно, на условиях анонимности, сотрудники и студенты вуза рассказали мне, как всё происходило. Руководители университета заявили на совете, что здания нуждаются в капитальном ремонте, на это требуются большие средства, их можно получить, лишь продав часть земель. В бюджете минсельхоза, к которому относится Тимирязевка, денег на ремонт нет.

Представитель корпорации сказал, что заплатит за землю 15 миллиардов рублей. На 16 гектарах обещает построить учебный корпус с актовым залом, дом для сотрудников и три студенческих общежития. Остальные 8 га пойдут под жилищную застройку.

Законно ли такое решение учёного совета университета? В 2008-м указом президента РФ знаменитая Тимирязевка, не прекращавшая учёбу студентов, проведение опытов на полях даже в Великую Отечественную войну, включена в Государственный свод особо ценных объектов культурного наследия народов Российской Федерации. Земли академии стали федеральной собственностью. Учёный совет вуза не вправе ими распоряжаться. Дал «добро» на продажу, значит, тем не менее, распорядился, похозяйничал.

Студенты, вставшие против произвола в пикет, единодушны: земля в центре столицы на вес золота, для застройщика важно вклиниться в неё, а потом коммерсант будет втихую «съедать» новые и новые участки. Аппетит, известно, приходит во время еды. Поэтому акула-девелопер изготовилась глотать опытные поля частями.

Активность студентов, москвичей, депутата-коммуниста Государственной думы Дениса Парфёнова, кажется, не пропала даром. На обращение парламентария пришёл ответ из минсельхоза: прорабатывается вопрос о развитии кампуса университета без изъятия находящегося в его пользовании земельного участка.

Удастся ли и на этот раз отбиться от наглых застройщиков, для которых нет ничего главнее наживы?

 

Нам нужен единый фронт

Тьери БОДСОН, президент Всеобщей федерации труда Бельгии (ВФТБ), в беседе с собственным корреспондентом «Правды» в странах Западной Европы Андреем ДУЛЬЦЕВЫМ рассказывает о репрессиях против профсоюзного движения и задачах современной профсоюзной работы

— В середине прошлого года вы и 16 ваших коллег были осуждены за блокирование моста в Льеже в ходе демонстрации в 2015 году. Является ли этот приговор результатом целенаправленной политики подавления профсоюзного движения со стороны бельгийского государства?

— Существовало два дела: моё имя фигурировало в том, которое касалось блокировки моста в Льеже, но помимо этого было ещё разбирательство о блокировке дороги, ведущей в порт Антверпена, в 2016 году. К нему я вернусь позже. В октябре 2015-го в Бельгии прошла межотраслевая забастовка. В ходе неё в один из дней около 5 часов утра была заблокирована автострада Ахен — Брюссель. К этой блокаде не был причастен наш профсоюз, что является существенным элементом дела: в 300 метрах от автострады проходит довольно важная дорожная ось с кольцевой развязкой, которая даёт доступ к целой зоне экономической активности в коммуне Эрсталь, расположенной на окраине Льежа. Телевидение организовало репортаж о пикете, целью которого было перекрыть все подъезды к этой зоне экономической активности.

Около 6 часов утра некоторые активисты, находившиеся у въезда в экономическую зону в 300 метрах от дороги на мосту, не только остановили движение, но и подожгли паллеты, что привлекло внимание забастовщиков, которые пошли смотреть на происходящее. Совершенно очевидно, что мы не могли помешать людям пойти посмотреть на костёр, и целый ряд наших товарищей из ВФТБ оказались практически в центре событий. Блокирование этого моста сразу же привело к большим трудностям, потому что это действительно важный объект. Приехали полиция, телевидение, и блокада закончилась около 10—11 часов утра.

Через несколько недель нас, 17 профсоюзных деятелей, вызвали в полицию и обвинили в том, что мы перекрыли мост. Во-первых, мы не прибыли туда организованно. Половину осуждённых я даже не знал раньше. Это важная деталь, потому что нас обвинили в том, что именно мы организовали остановку движения. Но это не соответствует действительности, потому что мы посещали мост независимо друг от друга в течение полутора часов после прекращения движения. Тем не менее в прошлом году нас осудили как ответственных за блокирование моста.

Это лобовая атака на права профсоюзов. Нам говорят: хорошо, пусть вы не были зачинщиками акции, но раз находились на мосту, то вы участвовали в этом, и поэтому вынесение приговора обоснованно. Кроме того, пятеро наших товарищей, которые являются профсоюзными лидерами определённого уровня, включая меня, были приговорены к одному месяцу лишения свободы условно. Подобной правоприменительной практики за всю послевоенную эпоху в Бельгии не было. Таким образом, ВФТБ обвиняется как организация, поскольку все её лидеры были осуждены.

Это очень серьёзный прецедент. Во-первых, приговоры были вынесены людям, которые не являлись зачинщиками беспорядков. Во-вторых, суд вынес приговор ВФТБ и профсоюзному движению в целом. Если раньше можно было осудить человека, который организовал блокаду, что, с нашей точки зрения, уже является ошибкой, то теперь, исходя из вынесенного нам приговора, можно осудить любого прохожего, который оказался рядом с местом проведения подобной акции.

Последствия не заставили себя ждать: наш товарищ Бруно Верлак, первый секретарь профкома ВФТБг. Антверпена, был осуждён за то, что представители ВФТБ участвовали в блокировании подъездной дороги к порту города в 2016 году. Мы оспорили в суде этот приговор. Репрессии развиваются по спирали, от одного судебного процесса к следующему. Мы подали апелляцию, поскольку считаем, что если наш приговор вступит в силу, то это станет прецедентом с точки зрения самого принципа использования общественного пространства для протестов в Бельгии.

— В чём заключается проблематика антверпенского прецедента? Как бельгийское общество отреагировало на этот скандальный процесс?

— И правые, и центристы пытаются использовать процесс против нас. Нашу защиту усложнило то, что перекрытие автомагистрали в Антверпене привело к блокировке машины «скорой помощи», перевозившей умирающего человека. Врач, которого вызвали к больному, дал ложные показания следствию, заявив, что из-за пикета он прибыл в больницу с опозданием. У нас есть доказательства, которые противоречат этому: во-первых, реконструкция его маршрута в то утро показывает, что он был вызван к пациенту для оказания неотложной помощи, но сначала решил разбудить и накормить своего ребёнка, после чего отвёз его к своим родителям, которые живут на другом конце города. Только после этого он отправился к больному.

Руководство больницы сначала хотело обвинить нас в смерти человека из-за опоздания своего коллеги на 45 минут. В итоге суд постановил, что невозможно установить связь между смертью человека и перекрытием автомагистрали. Дело было закрыто, но СМИ с удовольствием смаковали версию о смерти человека, очерняя имидж профсоюзов. Положительным является то, что вокруг нас сплотились многие ассоциации и общественные движения, в частности Лига прав человека, ассоциации юристов и т.д.

В принципе систему правосудия не очень устраивает вынесенное решение. Отчасти это вызвано тем, что из нас невольно слепили героев и в день вынесения льежского приговора сложилось впечатление о нашем всемогуществе из-за массовой забастовки в нашу поддержку. Многие юристы также говорят, что приговор является неправосудным и что мы возвращаемся к классовому правосудию. Нужно понимать, что большинство осуждённых — не юристы, а рабочие, которые не владеют навыками судебной защиты и не всегда умеют выражать своё мнение публично. Рабочие запуганы преследованиями и давлением правых СМИ.

— Действия левых криминализируются, их преследует полиция, а разбирательства о действиях ультраправых иногда занимают годы, прежде чем стать достоянием гласности. Летом 2020 года стало известно о зверском убийстве гражданина Словакии бельгийскими полицейскими в аэропорту города Шарлеруа. На видеозаписи, где человека душат и избивают, бельгийская полиция демонстрирует нацистское приветствие…

— Правые всегда тщательно скрывают расистские преступления, делая всё для их замалчивания. Особенно если подобные преступления совершаются полицией. Именно поэтому они тщательно скрывали тот факт, что женщина-полицейский показала на камеру нацистское приветствие. Это дело более трёх лет оставалось нерасследованным, что было инициировано на уровне министра внутренних дел Жана Жамбона. При этом основная опасность заключается в том, что передача внутренней информации происходила очень быстро и на всех уровнях органов правопорядка и министерства все всё знали — просто эту ситуацию хотели любой ценой скрыть. Это позволяет задаться нам некоторыми вопросами о духе, царящем в полиции.

Некоторое время назад мы провели небольшую антифашистскую акцию в Шарлеруа перед зданием местной секции крайне правой партии. Мы стояли на пешеходной части улицы не для того, чтобы физически противодействовать или мешать пройти в здание. Наша идея состояла в том, чтобы досадить оппонентам в течение получаса и привлечь внимание местных телерепортёров. Приехала полиция, причём полицейских было столько же, сколько профсоюзных активистов. Полиция применила против нас баллончики со слезоточивым газом. В течение получаса, пока полиция защищала крайне правых, нам пришлось промывать глаза водой и приходить в себя. В городе Шарлеруа, мэром которого является лидер Социалистической партии Бельгии Поль Манетт, существует реальная проблема с ультраправыми настроениями в правоохранительных органах. Полиция вмешалась, чтобы позволить ультраправым провести собрание, распылив слезоточивый газ на сотню профсоюзных активистов, двое из которых попали в больницу, — таковы бельгийские реалии сегодня.

— Как вы оцениваете результат ВФТБ на последних межпрофессиональных выборах?

— Результат оказался довольно неоднозначным. По сравнению с прошедшими выборами нам удалось сохранить статус-кво, потому что выигрыш в несколько процентов у крупных правых профсоюзов — ничто. Беспокоит, что небольшой «либеральный» профсоюз больше нас выигрывает от упадка наших правых конкурентов. Обнадёживающим для ВФТБ является то, что в Бельгии мы самая массовая профсоюзная организация. В 2020 году у нас насчитывалось более 1,25 млн членов, при этом в Валлонии членов ВФТБ гораздо больше: здесь каждый второй работник является членом нашего профсоюза.

— Каковы основные проблемы рабочего класса в Бельгии?

— Основной проблемой является несправедливое распределение богатства, антагонизм труда и капитала. Этот антагонизм только усиливается и на глобальном, и на европейском уровнях; в отдельно взятой маленькой Бельгии нам удастся переломить этот процесс только отчасти. Нам необходимо работать над консолидацией широкого международного протестного движения, целью которого является перераспределение собственности на средства производства и извлекаемой из них прибыли. Независимые исследования показывают, что каждый год всё большая доля дивидендов выплачивается владельцам предприятий, в то время как заработная плата и социальные пособия годами не повышаются.

Чтобы изменить эту ситуацию, нам необходим иной баланс сил. Мы агитируем, к примеру, на уровне профсоюза за осуществление налоговой реформы с введением дополнительного налога на наследство для сверхбогатых и повышением налогов для предпринимателей. Во время кризиса COVID-19 все с радостью осознали, что у нашего общества есть сильная система социального обеспечения и государственные службы, способные реагировать на кризис. Он уже почти преодолён, и нам необходим мощный ответ правым силам, которые пытаются переложить все издержки на плечи трудящихся. Эта дискуссия в Европе вызывает сожаление, ведь даже в США, никогда не являвшихся примером в области социально-экономической политики, президентом Байденом был принят ряд мер для поддержки населения и наёмных работников, а не предпринимателей. А в странах ЕС помощь, напротив, оказывалась исключительно предпринимателям.

Нам нужно принципиально иное распределение богатства: всё больше работников беднеют, и в Бельгии двадцать процентов рабочего класса сегодня живут за чертой бедности.

— В феврале прошлого года ВФТБ возглавила многотысячное протестное движение за повышение заработной платы в условиях кризиса, связанного с COVID-19.

— Проблема Бельгии заключается в том, что после принятия закона 1996 года, регулирующего заработную плату, минимальная зарплата на порядок отстала от средней. Минимальная заработная плата в Бельгии остаётся высокой в абсолютном выражении по сравнению с другими странами, но проблема в том, что она находится ниже прожиточного минимума с точки зрения покупательной способности в нашей стране. Минимальная зарплата должна быть увеличена на 20%, чтобы сделать её сопоставимой с соседними странами. Мы провели эту кампанию не в последнюю очередь потому, что по закону 1996 года наши заработки сравниваются с зарплатами наших соседей — Голландии и Германии, известных своей демпинговой оплатой труда. Такое сравнение неприемлемо, оно тянет наши зарплаты вниз. Для нас требование увеличить минимальную заработную плату как минимум на 20% остаётся важнейшим и неотложным.

— Удалось ли вам оказать давление на бельгийских работодателей?

— Оно недостаточно по двум причинам. Во-первых, к сожалению, у нас связаны руки, поскольку нет единого фронта, и двигаться вперёд гораздо сложнее. Во-вторых, из-за экономического кризиса страдает вся экономика: розничная торговля, общепит, иностранный туризм и другие отрасли, в которых работает много людей, получающих минимальную заработную плату и испытывающих большие финансовые трудности из-за кризиса COVID-19. Как только ограничительные рамки будут сняты и экономика восстановится, мы вернёмся к нашим требованиям.

— Каков сегодня гендерный разрыв в оплате труда в Бельгии?

— Неравенство в оплате труда мужчин и женщин, к сожалению, явно присутствует в Бельгии, как и в других странах. Это явление в нашей стране вызвано не тем, что за выполнение одной и той же работы женщине платят в евро меньше, чем мужчине. Это удалось преодолеть на законодательном уровне. Неравенство есть, но оно связано со следующими обстоятельствами. Женская рабочая сила преимущественно представлена в низкооплачиваемых секторах, что является уже дискриминацией. Женщины по-прежнему в большинстве своём заняты неполный рабочий день, и даже в этих низкооплачиваемых секторах карьере женщин зачастую препятствует рождение ребёнка. До сих пор недостаточно разработаны и внедрены программы по реинтеграции молодых матерей в трудовую жизнь, которые способствовали бы их последующему карьерному росту.

 

Просмотров: 101 | Добавил: POSTMAN | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Календарь
«  Февраль 2022  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 123456
78910111213
14151617181920
21222324252627
28
Архив записей
Ссылки

Официальный сайт КПРФ


Сайт газеты Правда



Рейтинг@Mail.ruRambler's Top100
Copyright MyCorp © 2022