Сб, 23 Фев 2019, 13:55 Приветствую Вас Гость | RSSГлавная | Регистрация | Вход
Меню сайта
Поиск




НАШ БАННЕР
Главная » 2019 » Январь » 30 » Из цикла «Очерки о воинах-интернационалистах» к 30-летию вывода советских войск из Афганиста
00:36
Из цикла «Очерки о воинах-интернационалистах» к 30-летию вывода советских войск из Афганиста

Приближается особая дата в истории нашей Родины – 30-летие вывода советских войск из Афганистана. Наши восемнадцатилетние соотечественники отстаивали мир и достойную жизнь трудового народа и крестьянства Демократической Республики Афганистан.

В преддверии 15 февраля коммунисты первичного отделения Нальчика "Союз" проведут встречу с героями военных действий в Афганистане, нашими земляками, а пока мы предлагаем нашим читателям очерки о наших земляках, юность которых опалили военные события, во время их службы в рядах Советской Армии. Сегодня мы представляем рассказ, отрывок из книги, о Максиме Кумехове, комсомольце, ушедшем в 18 лет служить в армию и оказавшемся в "горячей точке планеты".

 

 

«Вся жизнь была еще впереди….»

Максим Кумехов принес на встречу с авторами книги бережно сохраненный альбом с армейскими фотографиями. «Дембельский» альбом,- с улыбкой сказал полковник милиции в отставке, член Союза писателей России Валерий Иванович Шипилов,- повидал я немало таких альбомов. Это такая замечательная вещь, ведь в армии была особая жизнь, новые города, новые друзья, с которыми потом расстались, практически навсегда. И только фотографии в «дембельских» альбомах хранят память о тех временах, когда был молод, когда вся жизнь еще была впереди».

Мы долго рассматривали альбом: пожелтевшие фотографии все еще отчетливо сохранили лица и даже пейзажи знойного Афганистана за спинами ребят. Здесь все они молоды, им нет еще и двадцати лет, а рядом командиры, чуть старше. Всех их объединила служба в рядах советских вооруженных сил, воинский долг, который они безупречно выполнили вдали от Родины.

Мурадинович Кумехов родился 1 января 1966 года в селении Озрек Урванского района Кабардино-Балкарской АССР. Мама Лима Камалдиновна, получив специальное образование, работала в сельском отделении Сбербанка. Отец Мурадин Бекирович, тоже имевший хорошее образование, всю свою жизнь проработал на почте, возглавлял сельское отделение связи. Родители пользовались большим уважением в селе, как честные и добросовестные труженики, как добрые хлебосольные соседи и как прекрасные воспитатели своих четверых детей. Никто в селе не мог упрекнуть Мурадина и Лиму, что их дети наозорничали. Была в этом и заслуга старшей дочери Светланы, которая очень скоро стала для матери помощницей в воспитании троих младших братьев. К сожалению, родителей уже нет в живых, но в селе их помнят, а Максим бережно поддерживает тепло очага родного дома, в котором теперь живет со своей семьей. По семейным праздникам все собираются у него в доме, все они получили хорошее образование, обрели профессии, обзавелись детьми. Максим долго не связывал себя узами брака. Как-то не находил ту, единственную, пока не встретил красавицу Ирину, учительницу, подарившую ему троих замечательных ребятишек. Камалдин и Мурадин старшие сыновья очень любят младшую сестренку Дианочку. В семье Кумеховым добрый мир и благополучии, как и завещали Максиму его родители.

Мать и отец очень мечтали, чтобы их младший сынок получил хорошую, а главное, нужную профессию. Строго контролировали его учебу в школе, но Максим и не доставлял никаких причин для беспокойства, учился только на пятерки, редко приносил четверку по трудному тогда для него русскому языку. По окончании восьмилетки был награжден Похвальной грамотой, которая помогла выдержать большой конкурс при поступлении в техникум. После восьмого класса, по совету отца он поехал поступать в Нальчикский технологический техникум, относившийся к ведомству Роспотребсоюза. Студенты учились в нем со всего СССР. Каждый год конкурс был огромный, но Максим поступил благодаря отличным знаниям и школьной награде. Три с половиной года учебы были до предела насыщены занятиями. Максим получил специальность технолога по приготовлению пищи. Учился с удовольствием и тоже только на пятерки. Отец для своих детей даже купил в Нальчике домик небольшой, на улице Мечникова, чтобы они учились и не тратили время на дорогу. К тому времени в Нальчике учились уже все- сестра на финансово-экономическом факультете, а братья получали специальность инженеров-строителей. Распределение у Максима было тоже «союзное», в Свердловскую область, но поехать туда уже не довелось. В дни окончания техникума, пришла Максиму повестка из нальчикского военкомата. 26 апреля 1985 года, пройдя без проблем медицинскую комиссию, Максим начал службу в рядах вооруженных сил Советского Союза. Из Нальчика на поезде их повезли в Ашхабад. Дорога была длинная, почти пять суток. Привыкший к горным пейзажам и яркой зелени садов Кабардино-Балкарии, после двух дней пути Максим с удивлением рассматривал пустынные пейзажи за окном поезда, караваны невиданных ранее верблюдов. Уже в Нальчике новобранцы обсуждали куда их направят. Кто-то из парней посмелее спросил сопровождавшего офицера: «Куда нас направят?». Офицер, не скрывая сказал, что в Афганистан. К тому времени все уже знали об Афганистане, о том, что там служит много ребят из Кабардино-Балкарии, Страха не было, был даже какой-то азарт, интерес. Сейчас, уже взрослым, Максим к этому известию отнесся бы может быть по-другому. Но тогда чувство ответственности и необходимости службы в рядах Советской Армии было естественным и, как говорится, обсуждению не подлежало. В Афганистан так в Афганистан. В Ашхабаде, на своеобразном пересыльном пункте, в небольшом военном городке Максим пробыл три с половиной месяца. Он попал на курсы по подготовке к службе в химических войсках. От других новобранцев получили прозвище «химики» и даже гордились этим. Особенно усиленно их готовили стрелять из разного вида оружия, освоили автомат Калашникова, огнеметы. Во время занятий на стрельбище Максима выручало хорошее зрение и твердая рука. Отец с детства приучал сыновей к нелегкому сельскому труду, поэтому руки у него были крепкие, сильные. Огнемет он держал уверенно, в «форточку» на деревянном щите попадал без промаха. В батальоне учебном было немало кабардинцев, старались ребята всегда держаться вместе. Делились новостями из дома, письма приходили регулярно, Еще провожая сына в армию, мама наказывала, хоть две строчки, но напиши, что жив-здоров. Конверты солдатские были бесплатные, марка не нужна была, вот и старался Максим писать домой часто. А тут вдруг и отец с дядей приезжали в Ашхабад навестить младшего сына. Мурадин догадывался, что отправят Максима в Афганистан, даже ходил к командиру с разговором, нельзя ли как-то оставить сына в стране. Но командир взвода, лейтенант Морозов уже сам собиравшийся в Афганистан , сказал отцу, что такой парень как Максим должен честно выполнить свой долг перед родиной, отслужить именно там, куда пошлет его командование. Отец только вздохнул и напутствовал Максима словами: «Честно служи, не подведи нас с матерью, помни, что ты кабардинец!»

7 августа 1985 года на военном самолете из Ашхабада новобранцев отправили в Кабул. Этот военный самолет летел, попадая во все воздушные ямы, то взлетал, то неожиданно снижался. Молодых солдат это нисколько не волновало. Они весело переговаривались, шутили до самого приземления. В Кабуле их пересадили на другой военный самолет, даже выдали парашюты, хотя многие мальчишки даже не представляли, как им пользоваться. Но Морозов объяснил- обстановка военная, стреляют. Этим все было сказано. Уже притихшие они быстро загрузились и самолет взял курс на Баграм. Из Баграма их направили в Черикар, где стоял черикарский полк. Оттуда их, пятнадцать новобранцев, забрал командир роты старший лейтенант Медведеев и его заместитель, фамилия которого как-то забылась со временем. Вместе с Максимом в этот взвод попал еще один кабардинец, Нух Кушхов из селения Псынадаха Зольского района. Начиная с Ашхабада, они так и прослужили вместе весь срок своего пребывания в Демократической Республике Афганистан. Местом службы земляков стала 21 а потом через полгода 20 военная застава на горном перевале Соланг. Место хорошо известное по кровопролитным боям с душманами, воспетое в армейской героической лирике. Узкий тоннель в горном массиве был на пути основной дороги из Термеза в Кабул. По ней везли все стратегические грузы из СССР . Параллельно с дорогой шли два путепровода ( две трубы), по которым шла перекачка горючего. По дороге через Соланг шли советские колонны автомашин, каждый участок дороги тщательно охранялся солдатами на блокпостах и заставах. Максим не скрывает, что в первое время было очень тяжело. От неизвестности, от климата, разреженного воздуха. Молодых солдат старослужащие берегли. В первое время, пока те не осмотрелись, не попривыкли, их даже не часто ставили на пост, в походы вообще не брали, говорили, что придет и их время, а пока- наводите порядок. Новобранцы не сидели сложа руки, каждый день проходили учения, политзанятия, строевая подготовка. Много времени уходило и на «наведение порядка». Застава, а точнее укрепление из камней, слепленных между собой глиной, нужно было постоянно держать в безупречном состоянии. Укрепление с бойницами было щитом, оберегало во время стрельбы, было домом и службой одновременно. Сторожевой пост носил название «Тюльпан», день и ночь, не смыкая глаз, бойцы на сотнях таких постов обеспечивали безопасность советских войск. Солдаты охраняли дорогу, предотвращая нападение душманов со стороны гор, особенно тяжело было когда наступала пора «зеленки». За растительным покровом бойцы оппозиции могли подбираться незаметно к расположению советских войск и к дороге. У Максима было два вида оружия- автомат Калашникова и снайперская винтовка. Он не скрывает, что пользоваться приходилось, опасность была повсюду. Днем, при ярком палящем солнце бородатые, закутанные в темные халаты крестьяне с укутанными в чадру женами были просто мирными жителями. С наступлением темноты от них можно было ожидать любую провокацию. Максиму доводилось не раз участвовать в экстренных походах, переходах через горы. Бывал он и в бедных кишлаках. Не раз находили минные растяжки, со временем научились замечать их в песке, в скудной растительности. На посту приходилось стоять очень часто, бойцов не хватало. Кто-то уходил на задания, уезжали старослужащие, а молодежь еще надо было учить. Бывало, что отдохнув два-три часа, ребята вновь заступали на боевой пост. Вспоминая это Максим говорит, что такой ритм воспринимался как обычная служба, никто не спорил, каждый военнослужащий понимал свою задачу в полной мере. На второй год службы трудности переносились стойко. Выручала хорошая физическая закалка, поддержка товарищей и письма из дома. Были и свои маленькие радости, вкусный обед, например. Ребята из Узбекистана, Туркмении чаще всего были поварами, умудрялись вкусно готовить в полевых условиях. Имея диплом профессионального повара, Максим как-то попробовал тоже поучаствовать в приготовлении пищи, но вскоре понял, что так вкусно, как у узбеков, у него не получится. На заставе солдаты получали полноценный горный паек, привозили хлеб, который пекли в самодельной пекарне. Возили раз в месяц и в баню, на другую сторону Соланга, в расположении стоящего там батальона была оборудована баня, а в остальное время солдаты умывались и обтирались водой из текущего рядом ручья, там и стирали.

Боевых операций было немало. В основном они связаны с получением оперативной информации о готовящихся караванах с грузом из Пакистана. Пакистан поставлял афганским маджахедам оружие , наркотики, боеприпасы. Разведгруппы своевременно сообщали информацию командованию. Готовились боевые операции по перехвату грузов и уничтожению таких караванов очень тщательно. Максим был в числе военнослужащих, которым за высокую сознательность и дисциплину доверялось участвовать в обсуждении военных маневров с командиром подразделения. Он видел, что каждая боевая операция максимально задействует силы и возможности советских воинов. Любое продвижение до границы будет сопровождаться прикрытием с воздуха и с тыла. Чаще всего маршрут советских войск продумывался по окружным путям, через горы, для нанесения неожиданного удара по душманам сверху, с гор. Бойцы, экипированные бронежилетами, касками, оружием поднимались в горы под палящим солнцем. Приходилось проявлять недюжинную физическую подготовку и выносливость. Некоторые бойцы не выдерживали, теряли силы на полпути. Максиму было легче. Он, благодаря генам, был ловким, гибким, а, будучи кавказским парнем, знал и любил горы. Хоть и трудно было, но шел в числе первых, поощряемый только поддерживающим взглядом командира отряда. Тех солдат, кто отставал, никогда не оставляли, а сбавив темп, помогали идти со всеми вместе. В одном из походов, тщательно подготовленный план советских командиров не удался. У душманов тоже хорошо была поставлена разведка. К месту предполагаемого прохождения их каравана, они так и не вышли. Но наша авиация оказалась действительно «на высоте». Проходивший по другому ущелью караван со смертоносным грузом был полностью уничтожен с воздуха. Максиму, любознательному и уже старослужащему было радостно осознавать, что, несмотря на потери, советское командование четко ведет боевые действия на территории ДРА, зря не расходуются силы солдат и боеприпасы, ведется тщательный подбор командного состава из числа хорошо обученных военнослужащих, имеющих опыт. Сейчас он понимает, что некоторые военные операции советских войск были вынужденной мерой. При проявлении случаев агрессии против советских военнослужащих со стороны жителей населенных пунктов, для назидания другим некоторые аулы просто стирались с лица земли. Были и такие случаи, были. Но разве сравнить это с тем огромным строительством, что вели советские специалисты в Афганистане? Строили дороги, электростанции, школы, больницы, дома, аэропорты. Всем этим афганский народ пользуется до сих пор.

Тяжело переносил Максим смерть сослуживцев. На посту, подорвался на мине солдат Сайдашев из Ханты-Мансийска. Сколько лет прошло, а с его родственниками Максим до сих пор по интернету общается. Они благодарят его за память. По интернету нашел еще одного сослуживца, ставшего теперь заграничным другом в Киргизии. Как-то недавно вспомнили вместе случай. Когда два наших БТРа не смогли разъехаться на трудном участке дороги. Горном серпантине и один рухнул в обрыв. В том БТРе ехали готовящиеся к демобилизации ребята, их направили на медкомиссию перед отправкой. Был там и командир их роты. Да что говорить, страшно терять друзей.

Наверное, Максиму просто повезло, хотя не раз был близок к смерти, Помогла ли молитва матери или просто солдатская удача, не в том дело. Слава Всевышнему, что вернулся домой. В отпуск не уходил, Замены на посту на такое время никто бы не нашел, вот так уж сложилось. В августе 1987 года с подарками для родных он прилетел из Ашхабада в город Минеральные Воды. Оттуда шиканул и на такси приехал домой в Озрек. Дали денег рублей 400, это была зарплата за годы службы, вот и тратил как хотел. Во время службы давали им чеки для приобретения необходимых вещей в маленьких афганских магазинчиках. Несколько чеков Максим сохранил для готовящегося к открытию музея в Нальчике. После возвращения и безупречного выполнения своего интернационального долга, Максим устроился на работу на нальчикский пищекомбинат в пекарный цех, потом был товароведом, экспедитором на хлебозаводе поработал в макаронном цеху, а после смерти мамы вернулся в Озрек к отцу и живет теперь со своей семьей в отчем доме. Вернувшегося из ДРА Максима встречали всем селом, пировали и радовались за родителей, дождавшихся сына. Отец рассказал тогда такую историю. За полгода до возвращения сына, к ним в Озрек приехал из Анзорея Беслан Белимготов, только что вернувшийся из Афганистана, Беслан рассказал Мурадину и Лиме, что служил рядом с их сыном, виделись и даже общались достаточно часто. Передал, что сынок их на хорошем счету у командиров, что служит как надо, жив - здоров и скоро вернется. На радостях Мурадин поспешил в сарай и через пять минут вернулся с какой-то пыльной бутылью. Оказалось, что это самогон, бутылку с которым Мурадин закопал в день рождения Максима с условием открыть бутыль в самый счастливый час. Приезд Беслана оказался таким радостным для родителей, живущих в постоянном страхе за сыночка, что бутылка была тут же откупорена. Беслан был за рулем, но приехавшие вместе с ним два парня выпили по просьбе Кумеховых. Выпили и больше самостоятельно уже не могли на ногах стоять до следующего утра. Ох и крепкий же был тот самогон, помнят о том случае ребята до сих пор!

А с Бесланом, познакомившимся там, у перевала Соланг, Максим дружит до сих пор. Он активно помогает Беслану Хаутиевичу, возглавившему Кабардино-Балкарскую организацию «Ветеран» общероссийской общественной организации инвалидов войны в Афганистане и военной травмы «Инвалиды войны» во всех его добрых делах, но это уже совсем другая история.

Алена Чернова

 

Просмотров: 198 | Добавил: POSTMAN | Рейтинг: 5.0/1
Всего комментариев: 0
Календарь
«  Январь 2019  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 123456
78910111213
14151617181920
21222324252627
28293031
Архив записей
Ссылки

Официальный сайт КПРФ


Сайт газеты Правда



Рейтинг@Mail.ruRambler's Top100
Copyright MyCorp © 2019